Игорь Белый (bujhm) wrote,
Игорь Белый
bujhm

История места - глава 4. Константинополь и Мария Египетская

Но вернёмся к думному дьяку Украинцеву.
В 1699 году Емельян Игнатьевич отправляется на переговоры к туркам в Константинополь, и это была вершина его карьеры. Последние наставления ему давал Пётр I уже в Воронеже - и оттуда вышла целая вереница кораблей, сопровождавшая дипломатическую миссию. Флагман этой флотилии - 46-пушечный военный корабль "Крепость" прошёл Керченский пролив (принадлежавший тогда Турции), прошёл Босфор и прибыл в Стамбул, бросив швартовы прямо напротив сераля - дворца султана. Турки так и ахнули - никогда ещё русские не забирались водным путём так далеко. А с корабля ещё скромно так пушечкой жахнули - в знак приветствия - бух-бух!


(Это Иван Айвазовский так видит похожий пейзаж).

Восток - дело тонкое. Целый год провёл дьяк Украинцев со своими помощниками на "Крепости" у стамбульского причала. Про их приключения писал Алексей Толстой в своём романе "Пётр I" - как они там вялились на турецком солнце, ежедневно ходили к султану кушать шербет и беседовать о ценах на рынке. Много времени потратили, но в конце концов заключили с султаном и Турцией Вечный мир. "Вечный" - это, конешно, он так красиво официально называется, на самом деле речь там шла о тридцати годах ненападения. Но в 1700 году он был крайне важен.

Очень обрадовался Пётр I, получив хорошие вести из Константинополя, - теперь он мог без оглядки броситься в свою Северную войну и навалять шведам от души, не опасаясь за коварных турков в тылу. Что, собственно, он и сделал. А Украинцев домой не спешил - у него ещё продолжалась беседа с султаном. Ему удалось выбить ещё какие-то небольшие послабления для православных греков, живущих в Османской империи - в частности, паломникам разрешили посещать святые места. И за это иерусалимский патриарх Досифей передал ему в дар мощи святой Марии Египетской. Правда, не полный комплект, а чуть-чуть. Если точно, плюсну левой ступни.



История этой Марии следующая. В IV веке она работала в Александрии блудницей. Жила себе припеваючи, особо карьеру не делала. И вот однажды увидела, как идёт по улицам толпа каких-то странных воодушевлённых людей. "Вы кто такие? - строго спросила их Мария. - И почему такие весёлые?" "А мы паломники, - ответили те. - Вот, идём в Иерусалим поклониться Гробу Господню. Как не радоваться!"
Удивилась Мария и решила, мол, пойду-ка я с ними. Профессия моя всегда при мне, а так хоть мир погляжу.
И вместе с паломниками дошла пешком до самого Иерусалима. Вот и одноимённый храм. Все паломники заходят, куда надо, и кланяются, как положено. А Марию что-то вставило и не пускает. Застряла она в дверях, ни туда, ни сюда. Паломники ей говорят сочувственно: "Помолись Богородице, может, попустит". Ну и научили, как что говорить по правилам. Стала Мария молиться, и тут ей просветление вышло. "Иди, - говорит ей Богородица, - за Иордан. Там посмотрим".
Попрощалась Мария с добрыми паломниками и пошла куда-то в сторону Иордана. И долго про неё ничего не было слышно. Сорок семь лет где-то пропадала. Потом её случайно встретил некий иеромонах по имени Зосима и рассказывал, что Мария эта может весь текст Нового Завета наизусть без книжки шпарить. Через год он снова ходил на неё смотреть - и вроде бы та гуляла по воде, как посуху. "Ты, Зосима, - говорит, - приходи ко мне через год, дело есть".
Явился иеромонах опять через год. Смотрит - лежит Мария у берегов Иордана бездыханная и нетленная. Ну и в итоге причислили её к лику святых.

И вот мощи этой самой Марии Египетской Емельян Украинцев привёз из своего Константинопольского похода. Хранил в специальной раке, в почётном месте. Целых семь лет Мария, можно сказать, обитала в нашем доме. Но потом дьяк не выдержал и передал мощи Сретенскому монастырю (при нём как раз храм этой Марии Египетской был). Не потому что надоели, а, скорее, как-то неудобно их стало дома держать. Слух-то про это дело по Москве разошёлся широко, и всякие богомольцы стали толочься сутками под окнами - а вдруг дадут посмотреть. Это было, конешно, не очень удобно.

Кроме этого, существует легенда, что Украинцев где-то там же в Константинополе купил арапа в подарок Петру I. Арапа назвали Ганнибалом, и от него потом произошло известное "наше всё". Но точных документальных подтверждений этой истории не существует.

После турецких подвигов Емельяна Игнатьевича решил Пётр I его как-то по-особому наградить - и неожиданно для всех назначил главой... Провиантского приказа. И тут-то фортуна от Украинцева отвернулась. Вскоре после этого обнаружилась какая-то недостача то ли провианта, то ли денег - и всё подозрение пало на Украинцева. "Я те допишу на спине то, чего ты на бумаге не дописал!" - наорал на него царь и, несмотря на почтенный возраст (а Украинцеву уже было за шестьдесят), отправил думного дьяка под батоги. После этого его, конешно, уволили и вернули обратно на дипломатию.
В 1708 году Украинцев снова отправился в европейское путешествие - на сей раз в Венгрию, уговаривать какого-то нетерпимого князька - но в дороге простудился, слёг и умер. Наследников у него не было, большие палаты на Хохловском опустели и отошли в казну. Но ненадолго.

Продолжение следует

DW
Tags: гиперион, раскоп
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment