Игорь Белый (bujhm) wrote,
Игорь Белый
bujhm

Categories:

Железнодорожный стипль-чез

К пяти утра над пасмурной летней Москвой включается неуверенное сияние утра. Тучи приобретают кремовый оттенок, брюшки их выпуклы и сочны. Редкие колыхающиеся капли разбиваются со шлепком в чёрном асфальте.
Двери Центральных касс наглухо заперты, в стеклянной их глубине шевелятся неясные тени случайных уборщиц. Всего этих дверей, как известно, четыре - четыре больших С-образных белых ручки, приятных на ощупь. Зачем они нужны? В любых правилах общественного стипль-чеза эта строчка выделена красным цветом - "Задолго до начала скачек крепко охватите ручку входной двери и НЕ выпускайте её вплоть до объявления старта!" По невыспанности и недомыслию мы нарушаем это правило, за что немедленно и платим - моментально вплотную с нами из мокрого воздуха конденсируются сухонькая мамаша и её сын - великовозрастной оболтус. Они уже крепко держатся за одну из центральных ручек, как и предписано; мамаша тихо втолковывает чаду: "Я бежать не могу, я пешком пойду, а ты молодой, побежишь вон туда и займёшь очередь." Чадо индифферентно бубнит в ответ: "А чё, а если меня прогонят без денег?.." - "Ничего, я тебя для того и взяла, чтоб очередь держал..."
Занимаем соседнюю ручку, и вовремя - со стороны Лениградского подходят бодрые пожилые дамы, с шутками и прибаутками, явная заявка на победу. Но крайняя дверь всё-таки немного хуже - есть шанс потерять скорость при резком сужении трассы, которая идёт по центру. Стоим. Дамы слева балагурят, мамаша справа теребит сонного отпрыска, в Ярославском неожиданно отражается яркое солнце, хотя дождь продолжает долбить с упорством дачного душа.
К шести начинают прибывать участники из метро. Здороваются, пока мало народу, становятся нам в затылок, разминаются перед началом. Отойти покурить уже нельзя, надо сосредотачиваться на победе.
Но куда тут отрешиться - огромная капля разбивается у меня за шиворотом, скатившись с метровой железной стрелы надвходных часов - та уже свесилась на полседьмого. Я оглядываюсь - сзади колышется деловитая толпа человек на семьдесят, слышны беспорядочные хлопанья зонтиков, дождь то затихает, то вновь усиливается. Недалеко от нас монотонно гундит какая-то гражданка - то рассказывает про вчерашние скачки, то про утопления на море, то как её родственнику вырезали все кишки для профилактики - не делая пауз и не меняя интонации.
"Тихо! Тихо!" - в полутьме трассы случилось какое-то движение. Это прошёл охранник с ключами, косясь на двери, но вот уже беззвучно скрылся - "Фальшстарт..." Плотность толпы неуловимо изменилась, чьё-то горячее дыхание скользнуло по моему затылку. Тётки в стороне заговорили было оживлённей, перебивая друг друга, как неожиданно с шипеньем взмыло над всеми нами чёрное крыло огромного зонта, уверенно запечатав мокрое небо и болтливые рты. "Семейный мужчина..." - только и пробормотала какая-то женщина, стало тихо.
Я накинул утяжелённый рюкзак на оба плеча, взял в руку весомый пакет - это добавит мне устойчивости и инерции, но придётся сложно при торможении в финальном зале. Сане будет проще - её маршрут закончится на середине коридора. Там одна за другой расположены три невзрачные двери без всяких опознавательных знаков. За первой по ходу - бессмысленные томные девушки-жрицы, поклоняющиеся Тёплому Ксероксу, за третьей - только авиабилеты; важно не промахнуться и вписаться точно во вторую дверь, за которой находится некая продвинутая касса, обладающая таинственным бонусом в 150 рэ сверху обычной цены.
Как только очередная капля скатывается с уже противоположного конца минутной стрелы, за запертыми дверями в будоражащей близости появляются служительница скачек с ключами и охранник. Они машут руками, совершая приветственные и предупреждающие жесты - толпа напрягается, замерев, прокатывается шепоток: "Нельзя, нельзя сразу, они должны отойти и махнуть..." Ключи бодро звякают в каждой из четырёх стеклянных дверей, створки их свободно колышутся. Я шепчу себе под нос помогающую мантру: "двашставгсташсяцедмодвоврослодводецко...", незаметно отставляю толчковую ногу. "Пошли!" - беззвучно кричит служительница, укрывшись за колонной, - и все четыре двери одновременно распахиваются под пинками...

Идут первые растянутые секунды железнодорожного стипль-чеза. Несколько фаворитов вырвались вперёд и уже прошли первое препятствие - семь ступеней лестницы почти сразу после входа. Я иду в размеренном темпе, не стремясь в лидеры, но и стараясь не совершать классических ошибок - лестница проходится двумя с половиной шагами. Кто-то сбоку уже проиграл, сбившись в счёте; краем глаза я вижу, как его заносит вбок, шатая под большим углом. Саня идёт хорошо, чуть впереди меня, выйдя из лестницы с увеличением темпа, как и должно.
Последний лестничный шаг должен быть равен прыжку вперёд - начинается первый зал, где надо быстро наращивать скорость. Именно здесь становится понятна важность центральных дверей, откуда можно начать самую благоприятную траекторию. Впереди - зев узкого коридора, в него нетрудно вписаться, если идёшь по осевому центру. Кому-то снова не везёт, коридор охраняют интерактивные терминалы с данными по билетам - в обычное время в них тыкают любопытными пальцами, но только не на скачках: задеть эту угловатую конструкцию и потерять всю скорость - ещё хуже, чем сбиться на лестнице.
Мы входим в коридор чисто, без потерь. В середине его скорость должна быть максимальной - труба наполняется грохотом ног, криками: "Займи две!", "В двадцать пятую!" и "Деньги забыл!" Саня безошибочно определяет правильную дверь слева и тормозит, точно ухватившись в финишном прыжке за её ручку. Чуть повернув голову, я успеваю заметить прижатую к стене растущую вереницу тёток вслед за ней. Но засматриваться некогда, пора и мне тормозить.
Я вылетаю в финишный зал. Все правильные окошки касс - скрыты колоннами, их не видно от начала этого этапа. Те, что видны сразу, занимаются моментально фаворитами, которые не успевают отсечь, что-нибудь ещё из -за скорости. Моя касса - в направлении "полвторого", я начинаю торможение в траектории прямо на колонну. Тяжёлая поклажа немного занесёт меня вбок - позволив перейти на шаг и повернуть как раз рядом с каменным столбом, за которым мой финиш. Так оно и происходит, я крепко вцепляюсь руками в подоконничек кассы, одновременно расставляя локти в стороны. У соседней кассы уже начинается сопение и толкание, я вытаскиваю рацию, начинается следующий этап.

Без пяти семь. Зал гудит, хвосты очередей упираются в раструб коридора. Ни одной кассирши пока нет на месте, но все уверены в их скором появлении. У Сани всё в порядке, она вторая, в её окошке пока перебирают какие-то служебные бумаги. Наконец, величавыми павами в нашем зале появляются кассирши, чванно вышагивают в глубинах застекольных проходов, неспешно снимают сумочки, раскладывают карандаши, включают мониторы. Появляются они не все одновременно, на что очереди реагируют крайне болезненно - многократно тасуются, перераспределяясь к разным окошкам, гомон нарастает. За моим окошком пусто. Вызов от Сани - начали принимать от неё данные. Все кассирши, кроме моей, уже на своих местах, заняли рабочие позы, пальцы их застыли на клавиатуре в ожидании подключения к Базе. За моей спиной остаются растерянные три человека, косящиеся на соседние очереди; я пока не сдаюсь.

Семь ровно! Открыт доступ к Базе данных - кассирши одновременно щёлкают плексигласовыми створками своих окошек. Почти сразу же с этим - тревожный сигнал от Сани: в обслуживании отказано из-за несоответствия собранных документов. Решаем всё-таки дождаться моей кассы, возле которой уже остался только один я в нервном одиночестве.
Подбегает Саня с бумагами - и тут же волшебным образом материализуется моя кассирша: щелкает створкой окошка, одновременно садясь и включая свой монитор. Хвосты соседних очередей дико взвывают и несутся к нам. Я едва успеваю раскорячиться живой ширмой, пока компьютеру скармливают паспортные данные и торжествующе жужжит принтер...

Выбираемся на воздух. Вокруг бурлит толпа, дождя уже нет, и асфальт понемногу высыхает под утренним солнцем. Стипль-чез закончен, вожделенный приз завоёван и проверен. Можно, никуда не спеша, закурить и счастливо сетовать на ноющие ноги, покуда сверху за шиворот не свалится очередная капля с железной стрелы - и какая разница, с какой именно.
Tags: напесал
Subscribe
  • 37 comments
  • 37 comments

Comments for this post were locked by the author