Игорь Белый (bujhm) wrote,
Игорь Белый
bujhm

Categories:

Второе путешествие в Мосрентген

Нельзя оставаться спокойным, делать вид, что всё хорошо и правильно, если у тебя на горизонте маячит Тайна. Она сверкает по утрам на солнце и смеётся тебе в лицо - жалкий червь с тонкой кишкой, разве дано тебе отыскать таинственную Страну Мосрентген? Терпеть это глумление пространства нет никаких сил. Когда-то давно мы уже предпринимали экспедицию в те далёкие пределы, но недалеко добрались, смущённые перспективами. Тем более, что земной Мосрентген оказался совсем близко, едва перебрались мы на тот берег сакральной реки МКАД; и ничего особенного в нём не было, разве что безглазые коты, выбивающие чек в магазине, да двумерные высотные дома.

Второе путешествие мы обдумывали заранее и с должным тщанием. Во-первых, всем известно, что попасть туда можно только пешком и со специальной картой, которая передаётся из поколение в поколение - с недавних пор её начал передавать и Гугль, что значительно облегчило процесс. Во-вторых, солнце светило под благоприятным углом, создавая обманчивое ощущение жары и значительно приближая предметы; в такую погоду хорошо припоминается, как неохота идти в школу, хотя с другой стороны именно что в школу сейчас бы и пошёл, чем таскаться на работу и по магазинам. В-третьих, загадочное молчание Янкеля с утра тоже означало что-то важное, только уже не помню что.

1. Древний Лейпциг
Эту часть пути мы проделали относительно легко - пространство здесь подчиняется привычным законам: то, что слева - всегда слева; то же самое правило верно для понятий "справа" и "сбоку". Древний Лейпциг лежит на краю Москвы, угрюмо уставившись на невидимую с земли реку МКАД, как бы в тягостном раздумье - перебираться уже ему туда или нет пока. Одна из лап его болела и была замотана строительными заборами, внутри него было гулко и пусто, служители совершали свой намаз где-то за жертвенными стеллажами. Мы взяли на счастье немного червячков и, сообразно поклонившись, покинули храм. Червячки те, если подходить прагматически, вовсе не были нам нужны. У нас с собой были в запасе баранки трёхлетней выдержки, чтобы кормить по пути Всё Живое - особенно диких скиапод, которые по слухам водятся в дремучих лесах на той стороне. По слабости душевной часть этих баранок мы уже скормили выводку щенят, живущих в проволочном аппендиксе автостоянки за нашим домом. Щенята визгливо обсуслили баранки, и их гордая мамаша важно подъела всё обсусленное - такая у них цепь питания. Занятные зверюшки, если смотреть на них вблизи: вроде один помёт, а в наличии овчарка, доберман, два ризена, такса и неопределимое количество дворняжек (никому не надо ли?) Это я к тому, что баранок этих у нас всё равно ещё полно осталось, а червячки - это дело трансцедентальное.
За древним Лейпцигом в глубинах кустов скрывалась неприметная тропинка, ведущая к Железной реке. Люди редко ходили по ней, пугаясь пары мрачных стражей на каменных постаментах, но, к счастью, в этот раз стражей не было. То ли они отошли пролить, то ли приподлить - привычная приставка для них не очень-то подходит.



Выйдя на берег МКАДа, мы проследовали в один из Пищеводов Харона, ритмично разбросанных над всей дымящейся поверхностью реки. Пройдя положенные законом Пищеварительные Процедуры, мы оказались на противоположном берегу, где моментально столкнулись с разнообразными подлянками мироздания.


2. Форпост големов
Во-первых, карта тут же начала безбожно врать. По её мнению, мы должны были находиться в цветущих садах и лугах, в окружении добрых и трудолюбивых пейзан, которые вот уже водят вокруг нас хороводы с венками и песнями. То, что вокруг, сколько хватало глаз, простирался пустой асфальт с заборами до небес, её не смущало. "Пейзане, - твердила карта, - отличаются приветливым нравом и гостеприимством". В одном из глухих железных заборов на уровне глаз отщёлкнулось окошко, в котором появился глаз. "Вы к кому?" - мрачно вопросил глаз. Мы дали понять, что "нам бы пройти дальше". "А, дальше, - глаз почесал сам себя. - Так это вам дальше надо". Окошко защёлкнулось.
И во-вторых мы пошли обходить эти заборы, держа примерно на юг. Там, где они закончились, нас ожидало нешуточное испытание.
С гиканьем, визгами и криками нас окружила толпа каменных людей и существ. Они кружились вокруг нас, принимали странные позы, выстраивались в магические фигуры и делали недвусмысленные предложения. Мы моментально потеряли направление и пытались разве что не потерять друг друга из вида.

Вот более-менее человекообразная парочка обнимается у фонтана. Гречанка с двумя вазами отчаянно им завидует.



Но её зависть не идёт ни в какое сравнение с завистью, которая испытывает левая фигура к правой.



Эти существа без названия вообще вели себя непредсказуемо:



Уголок мастурбаторов. Что именно делает средний мальчонка с птицей, страшно представить.



Голая каменная девка с глумливой физиономией чуть не прибила нас своей вазой.



Полный апофеоз настал, когда мы встретили в этом бестиарии двух маленьких довольных Городецких:



Позорно смешавшись, мы покинули форпост големов, оставив позади суету, гам и уверенность в постижимости всего сущего. Широкий тракт, утоптанный каменными ступнями, уводил нас прочь от реки к лесу, над которым носились злорадные птицы.


3. Пустые пространства Тополька
Слева от тракта тянулся дремучий лес. Что-то там посвистывало, покрякивало, шевелилось в густой зелёной тьме - мы туда старались не смотреть. Справа простирались заборы, хоть и не такие глухие, как на побережье, но тоже малопонятные. За заборами жужжали жужжалки и стучали стучалки, время от времени высовывались ветки с соблазнительными плодами. Мы благодарно воровали плоды, напоминающие сливы, облепиху и черноплодную рябину и не испытывали от того никаких недомоганий. Иногда влево отходили обустроенные тропы, сулящие множество захватывающих приключений, но как только мы, поддавшись соблазну, ступили на одну из них, на будке проявился местный дух и попытался нам что-то втолковать.



Постепенно звуки и голоса начали стихать, заборы растворились в глухой зелени. Тракт пару раз дёрнулся и стремительно сжался в тропинку. Москва мигнула вдали и пропала. Вокруг нас началось бесконечное луговое пространство, расчерченное худыми заборчиками с тайными знаками. Сквозь щели в заборчиках было видно абсолютно то же самое пространство - те же травы до пояса, редкие деревца, ржавые дуги и высохшие до полной белизны отдельные доски. Солнце равнодушно припекало всё это молчаливое безлюдье. Углубившись в эту страну довольно далеко, мы снова потеряли всякое представление о сторонах света и, увидев вдали крошечную магическую рощицу, не раздумывая, направились прямо к ней.
Рощица скрывала в себе прудик. Заворожённые, мы долго смотрели на этот прудик, пока на противоположный берег не вышел какой-то друид и стал, чавкая, хлебать то, что было в прудике.



Покинув и это мудрое место, мы заблудились окончательно. После того, как мы вышли в очередную безразмерную клетку пространства, в её середине взору нашему предстал знак, запрещающий нам вообще куда-либо двигаться, что-нибудь делать и как-то соображать.



Кто знает, где бы мы были сейчас, если бы из кустов навстречу нам не вышли две тётки с Тяпкой. Они несли Тяпку перед собой, как перевёрнутый флаг - тяжело и с достоинством. Поступь их была мерна и сосредоточена, путь их шёл из кустов в кусты, то есть ниоткуда в никуда - только так и двигаясь можно, видимо, пересекать эту страну.
Выслушав наши сбивчивые объяснение, тётки со значением посмотрели друг на друга.
"Что ж..." - промолвила одна из них.
"Так уж", - согласилась с ней другая.
"Видите вот эту трубу?" - Под ногами у нас и действительно была полузакопанная ржавая труба, мы уже давно, оказывается, и шли вдоль неё. - "Идите по этой трубе, никуда не сворачивая. Там, где она закончится, увидите гору, с неё далеко всё видно".
И тётки подхватили свою Тяпку и с достоинством углубились в противоположные кусты, пропав из нашей жизни.
Труба же повела нас своими петлями и изгибами куда-то вдаль, совершенно не считаясь с расчерченным пространством. Мы проникали сквозь ветхие калитки, взбирались на цветущие холмы, огибали рассохшиеся стены пустых домишек.



В одном месте мы чуть не споткнулись о странные ящики с туманными угрозами. Сделаны они были, видимо, в местом ПТУ за номером "минус один". Кто бы ни делал эти ящики, сделал он их хорошо - получив пятёрки за грамотность и за содержание.



Не решившись транспортировать загадочные рентгеновидиконы и при температуре с противоположным знаком, мы оставили ящики в покое, тем более, что Тополёк неожиданно закончился вместе с земляной трубой, как и предрекали нам тётки.


4. Великая Мусорная Гора
Она открылась нам во всём своём великолепии. Подступы к ней охраняли несметные полчища чаек.



Благоразумно обойдя становище этих изящных птиц, мы вышли на широкую дорогу, обвивающую Мусорную Гору серпантином. Вблизи гора оказалась огромных размеров и огибать её три раза, следуя дорожным извивам, вовсе не хотелось. Цепляясь за скудную пыльную растительность, мы полезли наверх, таким образом добравшись до второго уступа. Наверху всё было немного по-другому, чем внизу. Лёгкая дымка окружала гору, далёкие предметы плавились в мареве, горизонт был наполнен искажёнными домами, и узнать, какие из тех домов - искомые было совершенно невозможно. К тому же там совершенно по-особому воняло.
Мы двинулись вдоль уступа, рассуждая о преломлении сторон света в мусорном пространстве. Увлёкшись теорией, мы чуть было не наступили на Мусорных Людей, возлежавших в римских позах прямо на тропе. Вздрогнув, мы обнаружили, что уже давно идём по жилой местности - вот спальня, вот кухня с плиткой, вот гостиная с телевизором, а вот - балкон, где можно возлежать и загорать. "День добрый", - сказали мы Мусорным Людям. "Добрый", - вяло отозвался Мусорный Человек, поправив очки без дужки и приподняв кепку без козырька. Мусорная Человечица ничего не сказала, но, вздохнув, перелистнула страницу в книжке Донцовой.
Поскрипывая, к нам подбежали их четырёхногие домашние животные и, опасливо высовываясь из-за камней, протягивали к нам свои жёлтые носы. Мы побросали им баранок, но как-то безрезультатно. Может быть, те животные не причисляли себя ко Всему Живому, а скорее всего, у них таких же баранок и так было полно.
На вершине горы резвились дикие скиаподы. Повинуясь их знакам, над горой мотались стаи белых чаек, перемешиваясь со стаей чёрных ворон - шло серьёзное сражение в многомерные шахматы.



Кое-как определившись с дальнейшим направлением, мы спустились с Мусорной Горы и уткнулись в очередной бесконечный забор.


5. Саларьево
Через километр в бетонном заборе обнаружилась дверь. Точнее, пустой дверной проём с петлями, двери как таковой там не было. По ту сторону забора простиралось Саларьево, по внешнему виду ничем не отличаясь от Тополька - те же заросшие участки, запущенные сады, ветхие заборы. За одним из заборов возилась сосредоточенная аборигенка, ковыряя веточки.
"Ась? - крикнула аборигенка. - Вам дома нужны? Так это тута, Саларьево, коттеджи эти вон!"
Мы объяснились в том смысле, что нужны многоэтажные дома.
"Так я и говорю - коттеджи! Других тут нету!"
"А куда же идти?"
"Туда! - аборигенка уверенно ткнула пальцем. - Хотя там болото, идите лучше туда". И она уверенно ткнула пальцем в противоположную сторону.
И вот тут мы совершили роковую ошибку, последовав совету коварной аборигенки. Через несколько минут движения в указанном направлении на нас из теоретического болота выскочила огромная дикая канава и, извиваясь, сладострастно запетляла вокруг. Пытаясь уйти с её траектории, мы делали неожиданные зигзаги, меняли темп и градус склона, но тщетно - привлечённые вознёй, откуда-то появились её вспученные товарки и тоже весело закружились вокруг нас. Постепенно, увлекаемые ими, мы оказались совершенно в иной местности - в пустом плоском мире, изрезанном этими существами. Повсюду рычали скиаподы и копроцефалы, елозя жилистыми телами по земле и поднимая тучи пыли, - к счастью, они были полностью поглощены этим странным занятием и не обращали на нас никакого внимания. Кашляя и задыхаясь, мы пробирались сквозь эту неприветливую страну, держась берега одного из железных ручейков. И когда впереди замаячило что-то знакомого зелёного цвета, мы, не сговаривась, бросились туда, прыгая по камням...


6. Волшебный колодец. Тупик
Не разбирая дороги, бежали мы в спасительную нерезкую зелень, как Наполеон из Тёплого Стана. И только когда позади затихли рычание и треск, а вокруг сформировался относительно мирный пейзаж с доступной нам атмосферой, мы остановились передохнуть. Дороги дальше не было, мы были в тупике. Осознав это, мы устроили привал, где сбросили поклажу и налегке осмотрели окрестности.
В этом тихом месте находился волшебный крытый колодец, в котором текло девять вод - так на нём и было написано.



Неподалёку, правда, были и другие колодцы - "восемь вод", "семь" и "шесть", но "девять" всё же был самым главным.
Отсидев положенное медитативное время, мы немного вернулись, ступая по своим следам - где и обнаружили широкую и торную дорогу, ведущую в земной Мосрентген, откуда уже было недалеко до известной переправы через МКАД.

Пусть мы потерпели фиаско в этой экспедиции, тем не менее, собранные нами данные весьма важны для понимания устройства мироздания. Вопли Янкеля, встретившего нас дома, тоже чрезвычайно важны и осмысленны - шутка ли, столько времени не жрать. Загадочные дома снова маячат на горизонте, и я, кажется, уже сообразил, куда надо было повернуть от Великой Мусорной Горы...



Tags: многафот, мосрентген
Subscribe

  • Город из небытия

    Удивительная история мне попалась летом. Дело было в Америке в 30-е годы. Взрывное развитие автомобильного транспорта и появление бесконечного…

  • Восемь в степени восемь в степени во...

    Ухватил сегодня за хвост сон под утро. Классический школьный кошмар, болевая точка детства. Вместо урока - контрольная, всем раздают листочки с…

  • Pony Express - осторожно!

    Одной строкой главное: не отправляйте почтовой службой Pony Express важные документы в Иерусалим! Они не будут вручены адресату. Проверено дважды,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • Город из небытия

    Удивительная история мне попалась летом. Дело было в Америке в 30-е годы. Взрывное развитие автомобильного транспорта и появление бесконечного…

  • Восемь в степени восемь в степени во...

    Ухватил сегодня за хвост сон под утро. Классический школьный кошмар, болевая точка детства. Вместо урока - контрольная, всем раздают листочки с…

  • Pony Express - осторожно!

    Одной строкой главное: не отправляйте почтовой службой Pony Express важные документы в Иерусалим! Они не будут вручены адресату. Проверено дважды,…