Игорь Белый (bujhm) wrote,
Игорь Белый
bujhm

Category:

Сказки моей мамы. "Ученый и Фея"

Продолжение предыдущей сказки.


Ученый и Фея

(Третья сказка глиняных мудрецов)
часть вторая


   В зале, обвешанном серыми контурными картами, сидело множество учеников. Они старательно зубрили: «Галапагос-с-ские ос-с-строва... Канарс-с-ские ос-с-строва... Курильс-с-ские ос-с-строва...»
   Пришли экзаменаторы — большая Черепаха и неуклюжий Ленивец. Ученики бойко отвечали, получали отличные оценки и один за другим покидали зал.
   Наконец Черепаха обратилась к Виктору:
   — Ну-с, уважаемый Ученый, какие острова мы видим на этой карте? — она уставилась в сторону ближайшего плаката.
   Виктор ответил, что никаких островов на карте нет, как, впрочем, и на других картах, везде видна лишь какая-то мазня.
   — Что-о? — Черепаха от неожиданности даже втянула голову. — И после этого вы еще смеете называться Ученым? — послышалось из-под панциря.
   Ленивец повернул к Виктору плешивую голову и запричитал:
   — Позор! Позор всей нашей прославленной научной школе!
   Он выпучил глаза и оттопырил уши.
   — От имени науки, которой все мы служим, — произнес он с пафосом и неожиданно рявкнул: — Вон отсюда!!
   Виктора вышвырнула, повлекла прочь какая-то сила, и он вдруг оказался… в детском садике. Среди кукол и плюшевых мишек восседала солидная дама с умильным выражением на лице. Одета она была более чем странно: пожарная каска, пышное шелковое платье с кружевным воротничком и выглядывающие из-под платья солдатские сапоги. Все серое. Дама заговорила сюсюкающим голоском:
   — Деточка! Не нужно так расстраиваться. Я задам тебе несколько вопросов. Ответишь правильно — получишь конфетку.
   Она указала пухлым пальчиком на каску:
   — А ну-ка, что это?
   — Пожарная каска.
   — Умница. А это, — она кокетливо приподняла юбку и выставила вперед ногу в сапоге.
   — Сапоги.
   — Блестяще! — воскликнула дама. — Ну а это что? — она сняла кружевной воротничок и, держа его двумя пальчиками, сладко улыбалась в ожидании ответа.
   «Если я отвечу, как все, то снова попаду в компанию бравых отличников во главе с Ленивцем и Черепахой, — мрачно подумал Виктор. — Нет уж!»
   И он выпалил первое пришедшее на ум слово:
   — Кресло!
   — О-о-о! — восхитилась дама. — Ор-ригинально! Вот что значит правильно воспитывать научную смену! Наши методы — самые передовые. Не то, что у некоторых...
   Она с укоризной посмотрела в сторону школьного класса, тяжко вздохнула и прокричала:
   — Крапива Нарциссовна! Выдайте Ученому справку, что он не дурак. За подписью Сморчка Мухоморыча! А вы, Ученый, идите в Креветочное Поле. Дверь налево.
   У двери Виктор оглянулся. Серые облачка быстро таяли в воздухе...

   ...В Креветочном Поле Виктор увидел вывеску, на которой светилось небрежно написанное слово ОРИГИНАЛЬНОСТЬ. За столом возле вывески сидели полусушеные моллюски и беседовали между собой скрипучими голосами. Перед Виктором находился Ученый Совет в полном составе.
   Увидав справку за подписью самого Сморчка Мухоморыча, моллюски оживились:
   — А давайте испытаем его на Черном Ящике! Пишут же ясно: не дурак!
   Черный Ящик стоял здесь же, за занавеской. Он имел две дверки — вход и выход. В него забросили вязанку дров и спросили, что оттуда появится.
   — Табуретка, — подумав, ответил Виктор.
   Дверца с надписью «Выход» распахнулась, и из нее выскочила пестрая курица.
   Служители ввели в ящик лошадь.
   — Телега, — крикнул Виктор.
   Из ящика вывалилась пара сапог.
   — Но почему? — недоумевал Виктор. — Лошадь, телега, сено, жеребенок. Но сапоги?.. Как устроен этот ящик? В чем его загадка?
   Служители затолкали в ящик полушубок.
   — Баран, — сказал Виктор.
   Выпала швейная машинка.
   Ученому никак не удавалось угадать, что на сей раз появится из ящика. Ни один его ответ не оказывался верным.
   Служители швырнули в ящик кружевной воротничок.
   — Кресло, — сказал Виктор, ни на что не надеясь.
   Из ящика неспешно выехало роскошное обитое бархатом кресло.
   В ящик загнали кошку.
   — Кресло, — решил подурачиться Ученый.
   Возникло коричневое кожаное кресло. Виктор захохотал.
   Бросили горсть семечек.
   — Кресло!
   Выкатилось плетеное кресло на колесиках.
   Ученый вошел в азарт. На все, что бы ни бросали в ящик, он кричал: «Кресло!», и из Черного Ящика появлялось очередное кресло.
   — Почему он так любит кресло, коллеги? — спросил один из моллюсков.
   — Случайное попадание. Просто везет дураку.
   — Ох, нет! Не случайное. Ничего просто так не бывает. Это его тайные мысли: мечтает сесть в кресло директора института. Или видит себя в кресле академика.
   Самый младший Моллюск ехидно засмеялся.
   Служители схватили его и сунули в ящик.
   — Кресло, — сказал Виктор и топнул ногой.
   Двери ящика раскрылись. Начало вываливаться кресло, но оно было такое громадное, что застряло. Его с трудом вытащили, отломив одну ножку.
   Моллюски закутались в черные мантии, уткнулись в раскрытые папки и сделали вид, что не замечают исчезновения коллеги.
   — Гений, гений! — зашелестели они, и глаза их подобострастно замерцали, как далекие звездочки.
   Виктор уже предвкушал, как он весь Ученый Совет превратит в мебель. Но тут услышал крики. Служители вели к ящику Фею, которая, оказывается, подслушивала у дверей. Не успел Виктор прийти ей на помощь, как ее уже заперли в ящике.
   — Кресло! — машинально пробормотал Пирожков. — Ой, нет! Нет! Фея!!
   Он хотел броситься к ней, но ноги стали ватными, голос осекся. Дверца ящика скрипнула, и оттуда вылетело маленькое дамское креслице, обтянутое кружевной тканью. Виктору почудилось, что из глубины ящика Дождинка машет ему рукой.
   — Немедленно отпустите Фею! — закричал Виктор.
   Но тут большие часы пробили «Бом-м!», извещая, что испытание закончилось, и потекли, увлекая за собой черный ящик и моллюсков. Темные лохматые облака медленно поплыли сквозь комнату, сливаясь, меняя свои очертания и растворяясь.

* * *


   ...Перед Ученым откуда-то возник удивительно пестрый, от галстука до носков, человек. Как фокусник, он вынул изо рта семь разноцветных шариков, ударил ими об пол и превратил их в стройные гладиолусы, а затем в радугу, выгнувшуюся над головой Виктора крутой дугой.
   — Милости просим, коллега! Как вам понравились наши Тучные, то есть Ученые Тучи? Добро пожаловать к нам – Ученым Радуги! Мы по всем вопросам имеем противоположное мнение! — воскликнул радужный человек. Он взял Виктора за руку и ввел в светлый, нарядный зал. Там сидел седоусый розовощекий старичок и ел с тарелочки дыню.
   — Да-с, милостивый государь! Поработав, можно, с вашего позволения, и сладенького поесть! — сказал радужный. – Только для этого, знаете ли, нужно в своем деле быть специалистом. Уметь отличить, так сказать, белый гриб от поганки. Об этом у вас в диссертации великоле-е-епно сказано. А этот ваш главный научный вопрос?! Может ли из пня вырасти дерево? Оч-чень важно в наше время!
   — Вы ошибаетесь, я изучаю психологию, а не биологию.
   — Да бросьте, батенька, я прекрасно знаю вашу работу. Именно, знаете, лесные грибы, мох, пни, полянки, кочки всякие...
   — Какие грибы? Какой мох? У меня совсем другая тема. Вы просто не в курсе!
   — Нет-нет, — сказал старичок, оторвавшись от дыни, — нам с неба видней, чем должен заниматься ученый. Впрочем, поглядите сами, — и он указал в сторону большого телевизора.
   На экране одна краска сменялась другой, один прекрасный узор — следующим, еще более красочным. Потом из хаоса стало проступать что-то очень знакомое. Виктор вдруг увидел свою комнату. Вот лампа под желтым абажуром, вот цветок тигровой лилии. Дождинка учится вязать шарфик. А это он сам — сидит за столом и что-то увлеченно пишет. На листе появляется заголовок:

ЛЕСНЫЕ КОЧКИ, МОХ И ГРИБЫ.
ДИССЕРТАЦИЯ.
ПОСВЯЩАЕТСЯ МОЕМУ НАСТАВНИКУ —
ПНЮ ЕЛОВОМУ.

   — Что за абракадабра! — удивился Ученый. — Никогда я такой диссертации не писал.
   Он хотел протянуть руку и выключить телевизор, но не смог. Руки и ноги у него затвердели, покрывшись рыжей корой. Виктор превратился в большой еловый пень, обросший мхом и опятами. Муравьи сновали вверх-вниз и щекотали его. Вдруг из пня стала расти молодая елка. На ней появились шишки, по веткам запрыгали белки. Прибежал давешний розовощекий старичок, выхватил из-за пояса топор и срубил елку. Падая, она превратилась в большую синюю книгу, и та свалилась Ученому на голову. От удара он кубарем полетел куда-то вниз, вниз…
   Стены и потолок этой новой комнаты состояли из облаков, сквозь которые пробивались лучи солнца. Виктор увидел Фею. Она протянула ему сачок для ловли бабочек и исчезла.
   На лужайке началось оживление. Откуда-то налетело и набежало великое множество бабочек, стрекоз, кузнечиков, комаров, блошек и пауков. Все в невероятно пестрых нарядах и возбужденные, как перед боем или балом. Говорили громко, перебивая друг друга, ничего нельзя было разобрать.
   Вдруг полчища насекомых смолкли. Появились две гусеницы — настоящие великанши. Они двигались на задних ножках, выпрямившись во весь свой гигантский рост. Одна из них, розовая, в шляпке с вуалью и пелерине, демонстрировала в своем наряде обилие бантиков, помпончиков и рюшечек. Другая, лиловая, небрежно куталась в цветные шарфы.
   — Сеньора Цветлана! — капризно говорила Розовая Гусеница. — Вы не правы. Согласитесь, и не будем драться. Главное для облаков — это форма, очертания, силуэты. В них можно рассмотреть столько разных фигур.
   — Ну, нет! Никогда с этим не соглашусь, — возмущалась Лиловая Гусеница. — Почему вы всегда выводите меня из себя, сеньора Формоза? Я настаиваю, что главное — это цвет, оттенки, полутона. Вы только посмотрите, какие облака на закате. Какая игра красок!
   Они разгневались, раскричались. Ни одна из сеньор не хотела уступить. Неожиданно Розовая Гусеница пронзительно засвистела в милицейский свисток, и тут же несметная орда насекомых разбилась на две партии. Одни кричали: «Да здравствует форма!», другие кричали: «Да здравствует цвет!» и все рвались в бой, чтобы разорвать друг друга в клочья.
   — Выберем предводителя, точнее главнокомандующего, или, вернее, короля, — заявила сеньора Формоза, глядя на Ученого, который сидел посреди лужайки, между враждующими сторонами. — Я вижу удивительно четкой формы короля со знаком власти в руках.
   Розовая Гусеница снова свистнула, и тотчас сверху по серебряным канатам спустились голубые мохнатые пауки.
   — Посадите короля на трон! — скомандовала она. Пауки, не обращая внимания на сопротивление Виктора, быстро связали его веревками и потащили вверх, к самому потолку. Ученого крепко привязали к трону, так что он оказался висящим вниз головой над лужайкой, превратившейся в поле боя. Работая, пауки ворчали:
   — Опять сеньоры драться хотят. Как закат солнца, так у них начинаются научные споры да раздоры. Что важнее — цвет или форма? А важнее всего движение. Ну, скажите, видели вы когда-нибудь облака без движения?.. То-то же!
   Юркие жучки и многоножки напялили на Ученого пышную мантию из розовых перьев, на голову водрузили шапку Мономаха, отороченную мехом и разукрашенную цветными камешками. Чтобы головной убор не свалился, его подвязали лентами под подбородком. На ноги натянули зеленые замшевые чулки.
   Виктор махнул сачком, и борцы за форму и цвет ринулись в бой, не щадя друг друга. Он махал сачком направо и налево, а послушные его воле насекомые то нападали, то отступали. Однако тяжело висеть вниз головой и смотреть на то, что рябит перед глазами. Ученый закрыл глаза и в такт знакомой песенке стал ритмично помахивать сачком, как дирижерской палочкой. Непримиримые противники заколебались вправо-влево и вскоре закружились в вальсе.
   — Стоп! Стоп! — завопили сеньоры Формоза и Цветлана. — Что происходит? Играем в войну по правилам. Почему во время боя танцы? Кто распорядился? Долой плохого короля! Свергнуть короля!
   Насекомые зажужжали, закричали, запищали: «Долой! Свергнуть короля!» и устремились к трону. Какие-то жучки ловко вскарабкались на Ученого и перегрызли веревки. Сверху по трону чем-то стукнули, и Виктор, вылетев из него, понесся вниз, рассекая головой облака. Шапка Мономаха сразу с него свалилась, позже он потерял розовую мантию. Остались только зеленые замшевые чулки как признак бывшей королевской власти.
   Когда Ученый пролетал сквозь небольшую тучку, из которой, как из лейки, брызгал дождик, кто-то его схватил за шиворот, перевернул, встряхнул и накрыл зонтиком от дождя. Это была Фея.
   — Полетели! — сказала она. — Полетели вверх.
   — Но я не умею летать!
   — Умеешь, умеешь. Все люди умеют летать. Ты только попытайся.
   — Ой, — засмеялся Виктор, — получается! Что бы это значило?
   — Это значит, — сказала Дождинка, поцеловав его в щеку, — что ты выдержал испытание. Нас ждут в свадебном зале.
   — Неужели я прошел все комнаты облачного дворца? — удивился Ученый.
   — Да, прошел, если не считать последней, самой главной.
   Перед тем, как войти в зал, им предстояло облачиться в свадебные наряды. Фея сказала, что хочет пошутить: она наденет черный фрак и надвинет на лоб шляпу, а Виктор пусть нарядится в белое платье и закроет лицо фатой.
   Под звуки музыки они вступили в парадный зал. Все феи и волшебники уже сидели за столами. Позади стульев летали серебристые люди-бабочки с большими крыльями.
   — Оригинальные Амуры тут на небесах, — только и успел подумать Ученый, как вдруг увидел у них в руках луки с черными стрелами. Тетивы натянулись, и стрелы полетели прямо в Дождинку, переодетую Ученым. Но Виктор кинулся вперед и заслонил ее собой.
   — Ах, какая самоотверженная эта Фея! — зашушукались за столами.
   — Нет, это человек такой отважный и находчивый, — сказал Главный Волшебник Неба и взмахнул жезлом. — Слава Ученому!
   И все подхватили:
   — Слава Фее и Ученому!
   У Виктора на мгновение закружилась голова, а когда он снова взглянул на себя и Дождинку, то увидел, что она одета, как полагается фее-невесте — в белое платье из облаков и фату из тумана. Сам он выглядел наряднейшим из женихов — в черном фраке, цилиндре и ослепительно белых перчатках. И, что самое удивительное, в кармане у него оказалась коробочка с двумя золотыми кольцами — для него и для Дождинки.
   — Какая пара! Какая пара! — грохотнул Волшебник Весеннего Грома.
   — Прелестно! — вздохнула Крапива Нарциссовна.
   А старичок с розовыми щечками, видимо, иногда бывающий по делам на земле, добавил задумчиво:
   — Как это говорят у людей? А, вспомнил: совет да любовь!
   Главный Волшебник Неба улыбнулся и сказал:
   — Вы заслужили свое счастье. Вот вам свадебные подарки.
   Он протянул Фее новый блестящий зонтик, а Ученому — толстую синюю книгу. Тут громы загремели, молнии заблистали, и Виктор с Дождинкой спустились с облаков на землю.

* * *


   ...Вот так Фея и превратилась в жену Ученого. Со временем Виктор стал профессором, потом — и академиком. Он славился оригинальностью мышления, смелостью идей и склонностью к парадоксам. У него появились ученики и последователи.
   Ну а Дождинка? Что стало с ней? Свадебные подарки она спрятала в чулан, потому что у нее появились новые интересы. Она пристрастилась к чтению, даже закончила университет по специальности «Синоптика». Фея работала в бюро прогнозов погоды и всегда очень точно предсказывала дождь. В свободное время она пекла пироги и особенно отменно заваривала чай с мятой. Но с деньгами совершенно не умела обращаться, да так и не научилась. Не раз бывало, что, пойдя за хлебом в булочную, она оказывалась в универмаге и покупала там елочные игрушки, какие-то особенные пуговицы или воздушные шары. Еще она перебила множество посуды. Почему-то именно на кухне ее охватывало желание полетать. Она немного взлетала, но при этом всегда что-то роняла или задевала, и только звон разбитой чашки возвращал ее к действительности.
   Иногда Фея грустила. Тогда она доставала старенький заштопанный зонтик, раскрывала его и вздыхала. А во время дождя садилась возле окна и смотрела, как бегут по стеклу дождевые дорожки.
   — Тебе хочется летать? — спросил как-то Виктор.
   — Да, очень, — прошептала Дождинка.
   — Так летай. Только, пожалуйста, возвращайся вовремя, потому что я волнуюсь.
   — Спасибо, милый, я постараюсь не задерживаться.
   Однажды, во время ливня, когда Фея с наслаждением носилась над крышами, к ней приблизился ее брат, Волшебник Весеннего Грома, и укоризненно загрохотал:
   — Сестра, что ты натворила? Вместо того чтобы создавать дожди, ты их только предсказываешь. Вместо того чтобы порхать в облаках, торчишь на кухне и жаришь котлеты. Неужели тебе это не надоело? Не скучно? Не противно?
   — Что ты понимаешь? — возразила Фея. — Разве любовь может надоесть? Я ни разу не пожалела, что стала женой Ученого. Быть обыкновенной женщиной ничуть не хуже, чем Феей.
   Она сложила свой зонтик и влетела в открытое окно, откуда Ученый уже протягивал ей руку.

   ...Прошли годы. В волосах Ученого появилась седина. Но когда он приходил домой, его неизменно встречала обворожительная Фея, и каждый раз он радовался и удивлялся этому.
   В один из ярких весенних дней, когда капель настойчиво забарабанила по окну, а птицы расщебетались звонче обычного, решил Виктор смастерить из старого ящика скворечник. И первым, что попалось ему под руку в чулане, были подарки Главного Волшебника Неба — книга и новый переливающийся зонтик.
   Капель настойчиво забарабанила по окну...
   Фея в это время сладко спала на кушетке, пригревшись на солнышке. Ученый решил сделать ей сюрприз. Он тихонько подошел к ней и раскрыл над ее головой новый зонтик Весенней Капели.
   Ай! Что наделал Ученый! Не зря, ох, не зря Фея прятала этот подарок в чулане! Как только Фея проснулась и взяла в руки новый зонт, она стала меняться прямо на глазах. Ведь давно известно, что Феи не умирают, они время от времени молодеют. Именно это и случилось с Дождинкой. Через несколько минут перед Виктором стояла маленькая девочка с голубыми глазами и вздернутым носиком. Девочка засмеялась, вскочила на подоконник, раскрыла окно — и полетела. Зонтик тянул ее все выше, выше — сияющей точкой она улетала ввысь и вскоре исчезла, растворившись в небесной голубизне.
   Она исчезла, растворившись в небесной голубизне...
   Ученый долго смотрел ей вслед, потом сел у раскрытого окна и стал листать подаренную Главным Волшебником Неба толстую книгу.
   На первом листе было написано:

ЛЕСНЫЕ КОЧКИ, МОХ И ГРИБЫ.
ДИССЕРТАЦИЯ.

   — Господи, что за глупость? Зачем мне эти шутки Волшебников, когда моя Фея исчезла? — рассердился Виктор. Он перевернул страницу и увидел, что в книге описывается все, что с ним произошло: как он встретил Фею, как она не смогла попасть на Весенний слет, как он проходил испытания... Виктор открыл книгу на последней странице — там была всего одна фраза: «Он долго ждал ее, и, наконец, Фея вернулась».
   И Ученый стал ждать. Окно в его комнате оставалось открытым в любую погоду. Когда на небе собирались тучи и начинали падать первые капли ливня, ему чудилось, что Дождинка летит в облаках, раскрыв над головой зонтик.
   Но вдруг Фея залетит к вам... обсушиться и зачинить зонт?.. Пожалуйста, передайте ей, что Ученый ждет ее до сих пор. Ждет и надеется, что она вспомнит о нем. Так написано в толстой синей книге.
   ...А пока Дождинка летит в облаках, раскрыв над головой зонтик...





Как поймать солнечного зайчика?
Загадочная картина
Ленивый великан
Девочка и слон или История принца Достойнейшего (Первая сказка глиняных мудрецов)
Хрустальная дудочка или Найди то, что не иcкал
Лекарство от страшной болезни (Вторая сказка глиняных мудрецов)
Ученый и Фея, часть первая (Третья сказка глиняных мудрецов)
Ученый и Фея, часть вторая (Третья сказка глиняных мудрецов)

Страница Ирины Белой на литпортале "Что хочет автор"


Заказать книгу

Tags: мама
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments