Игорь Белый (bujhm) wrote,
Игорь Белый
bujhm

Categories:

ВРЕМЯ СУМЕРЕК (киносценарий)

Для сетевого конкурса фантастических рассказов "Рваная грелка"-10.
Тема, заданная нынешним арбитром, - В.Крапивиным - формулируется так:
"Опять сообщение: "Черные дыры, черные дыры..." А это Витька стрелял из рогатки".


ВРЕМЯ СУМЕРЕК
(киносценарий)


Панорама небольшого европейского города с высоты. Ранее ясное утро. Редкие прохожие - в основном люди уличных профессий. Много зелени. Камера плавно спускается вертикально вниз и оказывается в ухоженном саду, недалеко от старинного двухэтажного дома, увитого плющом. Прямо к ступенькам крыльца идёт дорожка, вымощенная разноцветными плитками. Камера медленно движется по этой дорожке к крыльцу дома. По сторонам дорожки стоят необычные садовые светильники в виде больших стеклянных шаров, усаженных прямо на траву. В каждом из них отражается встающее солнце.
Камера подъезжает почти к самому крыльцу. На крыльцо выходит пожилой седовласый человек, лет 60-70. Одет он неброско, по-деловому, под мышкой - чёрная папка. Несколько секунд он смотрит на сад, едва заметно улыбаясь. Затем поворачивается, запирает дверь, неторопливо спускается с крыльца и заворачивает за угол дома.
Человек подходит к своей машине, стоящей под лёгким навесом, садится в неё и выезжает в город.

Вид из движущегося автомобиля, с правого сиденья. Тихие зелёные улицы европейского университетского городка. Иногда попадаются группы молодёжи, спешащей на занятия. Автомобиль ныряет под небольшие мостики, едет вдоль высокой стены холма, облицованной камнем, минует готические соборы. Останавливается на очередном светофоре. По сторонам дороги - частые посадки буков, солнце скрыто за густой листвой. Человек смотрит на деревья, отвлёкшись от светофора. Порыв ветра, гнутся ветки. На мгновенье в листве, между толстыми ветками приоткрывается окошко, в которое бьёт солнечный луч.

Секундная реминисценция - вид из какого-то подземелья на крошечное заросшее травой окошко наверху. Кадр чёрно-белый, но понятно, что свет, падающий из окошка - солнечный, в луче кружатся пылинки.
Человек слегка нахмуривается. Снова вид на дорогу, машина трогается по зелёному свету светофора.
Мелькают кривые улочки, машина сбрасывает скорость, проезжает мимо какого-то дорожного знака круглой формы. Что именно на нём нарисовано - не очень понятно, в нём отражается солнце.

Снова быстрая реминисценция - крупно: круглый спил дерева, неправильной формы, около пятнадцати сантиметров в диаметре. Видны годовые кольца, капельки сока, выступившие на поверхности.
Человек немного взволнован, но старается держать себя в руках. Перехватывает поудобнее руль, глубоко вздыхает, едет дальше.

Машина проезжает ещё несколько кварталов, минует крупное выделяющееся здание - по виду нечто вроде городской ратуши. Высоко на фронтоне здания расположены большие часы, показывающие девять утра. Часы приближаются, увеличиваясь и заполняя весь кадр.

Несколько быстрых повторяющихся чёрно-белых реминисценций - циферблат старинных жилетных часов с треснувшим стеклом. Витиеватые стрелки, римские цифры, неразборчивая готическая надпись под центром. На литом корпусе - крупинки земли, сухие травинки. Большая ручка завода. На часах тоже девять.

Человек очень напряжён и внимателен, встряхивает головой, отгоняя нахлынувшие воспоминания. Медленно подводит автомобиль на стоянку, утыкаясь в зелёную изгородь. Выключает двигатель, отпускает руль, плавно откидывается на сиденье и закрывает глаза.

Из затемнения. Медленно сдёргивается одеяло, освобождая кадр, виден край подушки, остальное не в фокусе. Камера приподнимается, обводит панораму комнаты бедного крестьянского дома. Съемка не чёрно-белая, но цвета приглушены более, чем вполовину. Становится заметно, что обстановка крайне аскетическая, предметы обихода сделаны на скорую руку, многие просто сломаны. Колченогий дощатый стол с мятой алюминиевой миской на краю, в окнах выбиты стёкла, полосы солнца на грязном полу. В углу комнаты видно откинутую крышку подпола, около которой натоптано больше всего.

Панорама утренней деревушки перед стеной леса. Почти все дома разрушены или сожжены, но на пожарищах дыма нет. Дым поднимается над несколькими уцелевшими хозяйствами - перед домами разводят огонь в самодельных очагах. Кое-где развешано бельё. Камера приближается к одному из уцелевших домов - с разобранной крышей. Из дома выходит мальчик лет пяти. Одет он в какие-то обноски, судя по всему - бывший пиджак, на голове кепка. Мальчик стоит у двери, щурится, оглядываясь. Наконец, принимает решение и целенаправленно куда-то устремляется.

Деревня в отдалении. На переднем плане - спил дерева, срезанного немного под наклоном. Мальчик стоит у пня, трогает влажный срез, суёт палец в рот. Вынимает из кармана пиджака свои сокровища и раскладывает их на поверхности среза.
Длинный, чуть гнутый гвоздь. Сухая обломанная ветка, похожая на человечка с руками и ногами. Несколько разноцветных камешков. Мятая гильза. Маленький стеклянный шарик, в котором отражается солнце. Мальчик не спешит класть его на срез, рассматривает под разными углами, смотрит сквозь него на свет. Перевёрнутая деревня растягивается и сжимается - шарик довольно мутный. Шумит ветер.

Мальчик вздрагивает и смотрит в сторону деревни - видимо, его зовут. Быстро смахивает свои предметы обратно в карман пиджака и бежит к дому по бугристому неровному полю.

Рядом с домом. Мальчик подбегает к бедно одетой женщине, берёт у неё из рук таз. Несёт его в дом. Втаскивает таз в комнату, ставит его на стол. Смотрит на откинутую крышку подпола, колеблется. Медленно подходит к подполу и спускается в него.

В подполе полумрак. Наверху крошечное слуховое оконце, заросшее травой и полузасыпанное землёй. Оттуда бьёт луч света. Мальчик уверенно проходит по жилому помещению подпола, лавируя между лежанок с одеялами. Забирается в дальний угол, садится на корточки и раскапывает мягкую землю руками. Постепенно из земли высвобождается небольшая жестяная коробочка, покрытая ржавчиной. Мальчик осторожно её раскрывает и достаёт большие старинные жилетные часы. Рассматривает их, проводит пальцем по треснувшему стеклу. Очень осторожным движением трогает ручку завода. Чуть-чуть поворачивает её с щёлканьем.

Неожиданно в подполе темнеет. Мальчик резко смотрит наверх на слуховое оконце - оно чем-то заслонено. Проходит несколько секунд, и солнце снова заливает лучом помещение. Мальчик успокаивается, снова рассматривает часы. Вновь осторожно пробует завести. Опять темнеет. Мальчик нахмуривается.

Вид снаружи. У стены дома рядом со слуховым оконцем, которое чуть выше уровня земли, прыгает мелкий котёнок. Ему не больше трёх месяцев, он ловит какую-то мошку, которая кружится рядом с ним. Он встаёт на задние лапки, машет передними, теряет равновесие, падает, подкатываясь прямо к оконцу, почти заслоняя его.

Мальчик улыбается. Из подпола не видно, что это котёнок. Он снова поворачивает головку завода на одно деление - и снова темнеет. Через несколько секунд становится опять светло - мальчик снова чуть-чуть заводит часы - и котёнок снова сваливается на оконце, заслоняя свет. Поворот - темнеет, поворот - темнеет. Так повторяется ещё несколько раз. Мальчик радуется, эта игра ему нравится. Но он вспоминает, что его ждут. С сожалением кладёт часы обратно в жестяную коробочку, так и не заведя их полностью. Аккуратно засыпает землёй. Бежит наверх, поднимается по лесенке.

Рядом с домом. Женщина у бадьи моет миски. Вдалеке виден бородатый мужчина, присевший возле самодельной печки из кирпичей, над которой едва поднимается дымок. Женщина ещё не стара, но очень худа, лицо её в ранних морщинах. Она оборачивается и напряжённо вглядывается в сторону леса.
Глаза её расширяются, она подносит руку ко рту.
В лесу среди ближайших стволов мелькают какие-то люди, задевая ветки. Слышна гортанная речь.

Женщина бросается к мужчине, указывая ему в сторону леса. Он вскакивает, приобнимая её. Они бегут в сторону дома. Женщина лихорадочно оглядывается в поисках мальчика, мужчина подталкивает её, увлекая к двери. Но поздно. Люди, вышедшие из леса, их заметили и что-то кричат. Хозяева дома замирают, прижавшись спиной к стене дома, рядом с открытой дверью.

Те, кто вышел из леса, целенаправленно идут к дому. Это семь вооружённых человек в невероятно грязной и изодранной одежде. У одного из них - серая форма с чёрными петлицами, в таком же состоянии. Когда они подходят ближе, видно, что лица их, хоть грязные и заросшие, но молодые - кроме, пожалуй, военного, который ими командует. На их лицах - словно печать обречённости и ярости, они измотаны и в крайнем нервном напряжении.
Вооружённые люди разбредаются по двору, не обращая внимания на хозяев. Командир пинает ногой нехитрый скарб, кто-то так же разваливает самодельную печку. Раздаётся выстрел, все оборачиваются. Один из парней тычет стволом в застреленного котёнка, сплёвывает, пожимает плечами.
Женщина непроизвольно всхлипывает. Это почему-то неимоверно раздражает ещё одного парня с запоминающимся асимметричным лицом. Скривившись, он вскидывает винтовку и направляет её на женщину. Мужчина пытается её заслонить. Парень шипит что-то, начинает быстро говорить, раздражаясь сильнее и накручивая сам себя. Солнечный свет сменяется пасмурным.
Очень медленно, стараясь не делать лишних движений, мужчина и женщина пятятся внутрь дома. Парень надвигается на них, машет винтовкой, кричит, что-то доказывая. Его товарищи не обращают на него внимания.
Внутри дома. Хозяева застыли у дальней стены. Вошедший парень так и не опускает винтовки, направленной на них. Он хрипит, тычет пальцами на них, тычет на себя. Наконец, замолкает и вскидывает винтовку к плечу. Совсем темнеет, видимо, туча наползла на солнце.

Внезапно откуда-то сбоку выбегает мальчик и становится между родителями и чужаком. Губы его крепко сжаты, глаза широко раскрыты. В руках - старинные часы из того самого тайника в подполе. Он медленно поднимает их прямо перед собой и начинает резко и сильно вращать ручку завода. Один раз, второй, третий...

Парень, чуть было опустив винтовку, прищуривается, недобро усмехается и снова целится. Мальчик докручивает завод часов до упора и зажмуривается, чуть отвернувшись.

Вместо выстрела - доносится дикий крик со двора. Чужак вздрагивает, медленно пятится к выходу. Оборачивается. На улице - темно, словно мгновенно настал поздний вечер, над горизонтом - красное зарево. Кто-то в сумерках показывает рукой на небо, истерично кричит, срывая голос. Парень, выйдя из дома, запрокидывает голову, раскрыв рот в беззвучном крике, роняет винтовку.

В почти чёрном небе среди звёзд - чёрная дыра в красноватом облаке на месте солнца. Это невероятно страшно. Пришедшие из леса буквально сходят с ума - кто-то, бросив оружие и схватившись за голову, бежит к лесу. Кто-то упал на землю и пытается зарыться в неё. Кто-то - видимо, командир - лихорадочно рвёт из кобуры пистолет. Грохот выстрелов тонет в нарастающем самолётном гуле. "Тах-тах-тах" - короткими очередями строчит пулемёт. - "Тах-тах-тах..."

Затемнение.

"Так-так-так". "Так-так-так". Человек открывает глаза. Кто-то осторожно стучит в стекло автомашины. Человек поворачивает голову налево. Стучит служитель стоянки в серой форменной одежде. Что-то неслышно говорит, извиняясь, показывает знаками, что надо передвинуть машину с этого места на другое. Странно, что этот служитель чем-то неуловимо напоминает того самого парня из воспоминания - со злым асимметричным лицом. Человек через силу улыбается, заводит мотор и переставляет автомашину. Глушит мотор, выходит, оглядывается. Служителя нигде не видно. Человек вздыхает, берёт свою чёрную папку и идёт вдоль высокой зелёной изгороди ко входу. Когда он проходит в ворота, на одном из столбов видна табличка - на ней выделено слово "astronomical" и стилизованное изображение нескольких звёзд на фоне наклонного овала.

Человек неторопливо подходит к современному зданию из стекла и бетона, открывает дверь, заходит в большой вытянутый холл. Камера остаётся перед стеклянной дверью. Видно, как он здоровается с охранником, о чём-то спрашивает его, показывая рукой на холл. По всей длине холла горят лампы - непонятно зачем, ведь достаточно светло от солнечного дня снаружи. Охранник делает извиняющиеся жесты, пожимает плечами. Человек уточняет что-то. Охранник соглашается, улыбается. Человек улыбается ему в ответ, поворачивается и уходит вглубь узкого холла в здание. Пройдя несколько шагов, опускает руку в карман - и тут же лампы, мимо которых он проходит, гаснут, одна за другой.
Когда он доходит до конца холла, все лампы отключаются, остаётся лишь одно окошко в дальнем торце, в которое бьёт солнечный луч.

Высветление.

Титры:
9 июля 1945 года произошло полное солнечное затмение, видимое на территории Европы.
Съёмочная группа благодарит сотрудников Бернского отделения Европейского Астрономического Общества (EAS).

Конец.
Tags: напесал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments