Игорь Белый (bujhm) wrote,
Игорь Белый
bujhm

Categories:

За Ближний Восток

Вот поезд к станции "Коньково" подъехал, двери раскрылись. А время позднее уже, народ-то весь почти и вышел - сразу куча мест освободилась, сиди - не хочу. Ну и я сел, естественно, сколько ж стоять можно? Да ещё и голова разболелась страшно, это значит, завтра будет солнечно и холодно. Вот сел я где-то в торце, ветер из решёток сверху обдувает - хорошо. Закрыл я глаза, да и сам не заметил, как прикорнул малость. Сомлел.
И снится мне сон про пустыни, ветер и пески бесконечные. Муэдзин тягуче где-то поёт, верблюды храпят - экзотика какая-то от туроператора, что на стенке противоположной висит. И понимаю я, что это не просто там какие-то левые пустыни, а почему-то Ирак натуральный. Вовсе я не уверен, что зелёные флаги именно Ирак обозначают, но деваться некуда. И, значит, я по этому Ираку еду в машине типа военный джип. И ждёт меня важная встреча на правительственном уровне.
А там по этому Ираку - сплошные американцы тусуются в форме. База тут, база там. Хозяйственные такие, руками машут - а местные в своих драных халатах от них шарахаются. Потому что стремаются. Экономика вся развалена и полный пещерный век.
Но тут джип этот подъезжает к дворцу типа Тадж Махал - вокруг фонтаны, ковровые дорожки. Пора выходить. А меня там опять сплошные американцы встречают - в нарядной синей форме с орденскими ленточками. Серьёзные такие, руки жмут. Я в жизни английский со слуха плохо понимаю, слова через четыре на пятое, а тут - никакого языкового барьера. Сон потому что, и всё можно. Очень я этому открытию во сне обрадовался - что это всё не взаправду - ну, думаю, сейчас я с вами тут разберусь...
"А ну, - говорю, - Где у вас тут самый главный? Ведите меня к нему, живо! Во что страну превратили, ур-роды? Как только совесть не мучает? Ах, мучает, оказывается? А лечиться не пробовали? Или геморрой собственный важнее?.." Но тут мы уже поднимаемся по мраморной лестнице среди колонн. Генералы американские на меня уже не смотрят, стесняются. Вздыхают и подбородки чешут растерянно.
Подходим к офисной двери какой-то - генералы на неё с обожанием глядят, навытяжку стали и застыли, как почётный караул. "Ага, - соображаю, - Видать тут оно всё и заседает".
Захожу, комнатка мелкая совсем, один только стол большой, два окна напротив, и между ними огромный портрет Хуссейна. А под портретом госсекретарь США сидит и скептически так на меня смотрит. "Раз ты такой наглый, - говорит, - Сам и отдуваться будешь!" И с этими словами открывает большой вычурный сейф в углу, достаёт оттуда какую-то засаленную чалму и напяливает её мне на голову. "Всё, - говорит. - Вот теперь и разбирайся, как знаешь! А мы пошли".
Тут до меня доходит, что это не простая чалма, а госсекретарь действительно собирается забрать своих генералов и солдатню и свалить с концами в свой Уошингтон. А я, как дурак, тут в этом кресле останусь один.
"Ну, девочка, ну йо-оп твою... - начинаю я, и госсекретарь заинтересованно оборачивается, будто бы знает этот анекдот, - Куда собрались-то? Саддама посадили, страну прое... короче, плохо тут у вас всё. Исправлять не желаете, что ли?" А он лишь ржёт, гад, - мол, руководи давай уже, а то трындеть все горазды.
"Ладно, - говорю, - хрен с тобой, давай мне сюда пару отборных полков и генералов поумнее. А сам можешь валить в свой Уошингтон. Посмотрим, чего тут можно сделать".

Первым делом сел я в это кресло - а оно жутко неудобное оказалось - и ящик стола выдвинул. А в том ящике карта-схема тайных подземных ходов этого Тадж-Махала. (Спокойно, я знаю, где Тадж-Махал на самом деле, но он просто похоже выглядит). Взял я с собой одного генерала и пару сержантов - и пошли мы по этим подземным ходам. Генерал в комнаты по пути заглядывает, ойкает - они, оказывается, про эту карту не знали ничего. А там натуральное "золото революции" понапихано. Наконец, дошли до последнего зала - там какая-то перда железная до самого потолка высится, проводками увитая. С генералом - кондрашка форменная, бойцы тоже немного притухли. "Бля! - кричит генерал, - Это же бомба ядерная, тикаем, ребзя!.." Я ему кулак показал - он успокоился, честь отдал и отрапортовал: "Служу демократическим принципам и лично Игорю Белому!"

Дальше так было. Всю эту американскую солдатню я на границе поставил в виде кордона, так, чтоб мышь не пролезла. Сам вышел на трибунку, с народом поговорил ласково. Объяснил, что жизнь у них теперь пойдёт слегка по-другому. А если какие шииты там или сунниты - то это уже тёмное прошлое, которое ворошить не будем. Народ мало что понял, но покивал согласно.
Велел я затем генералам привести ко мне всех духовных лидеров тамошних. И воротил местных банковских тоже. Вот они у меня в кабинете собрались - все такие благообразные старцы, в чалмах, с Кораном под мышкой, вылитые Усамы бен Ладены. "Так, - говорю я им строго. - Я вас очень рад видеть, и весьма на вас надеюсь. Потому что вы сейчас тут в этом кабинетике сядете и придумаете мне новую концепцию ислама. Исключительно мирную и нацеленную на взаимовыгодный контакт разных культур". Старцы все повскакали с мест, загалдели - мол, как можно, заветы предков и всё такое. Тогда я их под ручку взял и медленно по дворцовым подвалам прогулялся - я ещё в первый раз там небольшую галерейку подметил, с такими специальными машинками. Саддам там, видать, особо важных друзей своих содержал. Старцы живо замолчали, с одним припадок случился. Вернулись молча, и я всю эту компанию у себя в кабинете запер на неделю, бутерброды им под дверь просовывал и пепси-колу.
По прошествии срока вылезли они оттуда оттощавшие, но довольные. Чего-то у них получилось, видать. Я полистал - и впрямь, никаких там джихадов, а только сплошная культура, спорт и лёгкая промышленность. Волей Аллаха.

Начал я с малого. В каждой деревне - по школе, в каждом городе - по несколько колледжей. Учителей из Европы набрал, самых лучших. И в каждом учебном заведении по паре мест для местных обязательно - с конкурсом. Несколько университетов новых открыл в Багдаде, профессора - из Америки и России. И везде обязательно программы обмена ввёл - чтоб, значит, катались студенты по миру и на всё тамошнее устройство зыркали. При этом граница по-прежнему на замке - никакого турья и тусовок, только школьники и всякий импорт-экспорт по минимуму.
Через полгода арабские соседи начали возбухать - какого хрена, мол, страну закрыл, закон нарушаешь? И натурально с танками на меня прут. Американцы на кордоне сильно испугались и давай мне телефоны обрывать правительственные.
Я тогда торжественно из подвала ту ядерную бомбу вынул и на глазах у всех подарил её Израилю. Широким жестом. Тот, конешно, офигел по полной, но принял и спасибо сказал. А все арабские соседи рот закрыли и медленно вернулись по домам. Не поворачиваясь, а задом вперёд, от уважения к демократическим принципам.
Местные бандюганы - из тех, что новый ислам не приняли - тоже выступать пытались, но с ними муэдзины как-то договорились, какой-то консенсус нашли - по заветам предков.

И так лет десять прошло. Страна потихоньку отстроилась, никто к нам не лез на разборки. А если кто лез - то сразу Израиль бомбу вынимал и задумчиво так подбрасывал. До серьёзного не доходило.
Наука у нас развилась хорошо - школьнички подросли, новыми идеями сыплют. Всякие там атомные двигатели на воде и на вселенском эфире. Фермерство расцвело так, что на каждом шагу - оазис, сурепку выращиваем и на экспорт её - с руками отхватывают.
Американцы, которые на кордоне, переженились все, домики построили, свободную экономическую зону себе там завели типа дьюти-фри.
В Пакистане, как-то сообщили, секты нашего нового ислама развелись. Оттуда делегация приезжала опыт перенимать. Потом в Ливане что-то появилось, в Сирии... В Иордании, по слухам, тамошний король со стула упал, когда и там такое же объявилось. Преследовали их, конешно, только вяло.

И вот ещё через пяток лет приезжает в гости тот госсекретарь США. Руками только разводит и букву "о" делает. "Ну, чувак, ты даёшь! - говорит, - Раз ты такой крутой, пойдём, покажу тебе то, что ты тут пока точно ещё не находил". Заходим в мой кабинет. Госсекретарь лыбится так хитро, проходит к портрету Саддама сразу и... отворачивает его в сторонку. А за портретом в стене - двери раздвижные. И кнопка красная. "Ну вперёд, - говорит. - Это последнее, что тут осталось сделать." И чорт меня дёргает - нажимаю я эту кнопку сдуру, створки разъезжаются, и приятный женский голос доверительно так сообщает: "Осторожно, двери закрываются. Следующая станция - Ясенево".

Тут уж остатки разума меня покинули, вскочил я и насилу продрался сквозь эти двери прямо на свой "Тёплый Стан". Стою, покачиваясь, и голова, кажется, вот-вот треснет. Не надо было коварным госсекретарям верить и всякие красные кнопки нажимать...

Дома спазган нашёл, водички налил - "Ну, за Ближний Восток!"

Не проходит, зараза. Будет ясно и холодно...
Tags: напесал
Subscribe

  • Сонгбук 2

    Тыдыщ! Готов второй сонгбук - к диску "Персонаж" (1998). Разобраны песни: 01. Баллада о том, что все люди умеют летать 02. Иван-царевич 03.…

  • "Край без короля"

    У меня вышла книга, которую я считаю большой удачей 2016 года. Работа над изданием шла долго, несколько лет, большей частью за океаном, потому что…

  • Сонгбук 1

    Всё, уже можно написать. Летом я начал работу над своим первым сонгбуком - по альбому "Карман для Августина" (1996). Это сборник текстов и аккордов к…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments

  • Сонгбук 2

    Тыдыщ! Готов второй сонгбук - к диску "Персонаж" (1998). Разобраны песни: 01. Баллада о том, что все люди умеют летать 02. Иван-царевич 03.…

  • "Край без короля"

    У меня вышла книга, которую я считаю большой удачей 2016 года. Работа над изданием шла долго, несколько лет, большей частью за океаном, потому что…

  • Сонгбук 1

    Всё, уже можно написать. Летом я начал работу над своим первым сонгбуком - по альбому "Карман для Августина" (1996). Это сборник текстов и аккордов к…