April 28th, 2004

main

Тайные дворы Питера

Легенда гласит, что в конце XIX века Петербурская Академия Наук снарядила экспедицию в Центральную Америку. Руководил экспедицией то ли барон Вильгельм-Фридрих Карвинский, то ли ещё кто-то. Побывали они в Теночтитлане, Папантлы, облазили Юкатан, собрали массу всяких интересностей - статуи, перья, украшения, интерьер и прочее дело. Заодно приобрели комплект каменных божков из чичен-ицевских развалин. На обратном пути половину добра смыло штормом, но всё же вернулись с викторией - главного идола Кецалькоатля сохранили, а он красивый такой весь, глаз не оторвать. И божки тоже остались, только отчего-то они ко двору не пришлись, академики носом покрутили да отказались от них - "А что ж мы их пёрли-то через весь океан?", - законно возмутился барон. - "Дак вкопайте во дворике, вот и музей будет", - посоветовали академики. Барон плюнул и велел мужикам вкопать идолов, сам схему нарисовал по памяти, где какой должен стоять по кругу, в серёдке газончик разбили, табличку медную навесили. Лепота...

Прошло сто с лишним лет. Древние индейские боги по-прежнему стоят молчаливым кругом в одном из питерских двориков - им полторы тыщи лет, они дремлют. Никто не обмазывает их кровью из сердца жертв, как было в их юности, никто не пляшет вокруг них с просьбой об урожае или молнии на врагов. Единственные подношения, достающиеся им - окурки, фантики да копеечки. По давнему поверью в этом дворике нельзя врать. Поэтому молодежь ходит туда парочками для решения особо важных вопросов любви и смерти; они входят в каменный круг и говорят друг другу на питерском языке: "ну вот какое дело, ты понимаешь... я типа того, как бы... это самое..." Боги молча слушают их и благоволят беседе. Как-то раз, лет двадцать назад, пытались их оттуда выкопать, то ли на реставрацию, то ли куда перенести - все деревья в дворике немедленно засохли, пришлось вернуть на место. Мы почтительно ходили вокруг них и возливали на их постаменты немного яблочного сидра, здороваясь с каждым и называя его по имени. Боги снисходительно молчали - им поднадоело быть безымянными и они вспоминали свою юность...

Collapse )