December 21st, 2004

main

"Огни большого города"

      Неуклюжая повозка неопределённого цвета промчалась почти рядом с Тосей, и та испуганно шарахнулась, стараясь не попасть в водоворот. Сзади недовольно загомонили. Висящее на противоположной стене огромное бородавчатое существо, которому и названия Тося не знала, вздохнуло и прикрыло светящиеся глаза. Можно было спускаться дальше.
      До цели назначения оставалось, похоже, совсем недолго, но Тося поминутно останавливалась с распахнутым ртом, заглядывалась на окружающие красоты. Нет, совсем не так представляла она себе Марианскую впадину, где живёт её родственница, – глухим тёмным ущельем без проблеска света, где изредка загородит дорогу бесконечное щупальце повесы-кракена, самого не очень понимающего, как его туда занесло. Всё на самом деле было не так. Чем глубже опускалась Тося, тем светлее вокруг становилось – светилось буквально всё: камни, водоросли, глаза самых разнообразных существ, даже след от них в толще воды – и тот светился мириадами крошечных искр. Плотность населения здесь была неимоверная, во всех направлениях сновали сияющие повозки, запряжённые удильщиками, толпы народу ломились от одной вывески к другой. «Колючки Таки Дыбом» – призывала одна надпись, «Присоска Счастья Сосёт» – убеждала другая, «Распродажа Эукариотов, Бесплатная Декомпрессия» – царапала глаза ультрафиолетовым светом третья. Конца и края не было видно витринам, рекламе и бурливой толпе. Тося растерялась.
      – Потыркаемся, поплавок? – кто-то вкрадчиво произнёс у неё над ухом.
      Тося вздрогнула и обернулась. Полосатый щелевик, галантно изогнувшись, подмигивал ей зелёным глазом.
      – Чего сделаем? – переспросила Тося.
      Щелевик, слегка раздувшись от галантности, произнёс речь. Он, мегапаскаль, никогда, понимаешь, не встречал такой, мегапаскаль, красивой и изячной леди, и оттого у него, натурально, вся чешуя чешется потыркаться и повошкаться с идеалом красоты, мегапаскаль, натурально, в ближайшей пескотеке. Мегапаскаль.
      Тося непонимающе поглядела, куда указывало плавательное перо щелевика. Вокруг одной из ярко освещённых впадин, недалеко, расположились несколько огромных скатов. Вовсю работая своими плоскими телами, они гнали потоки воды в центр впадины, поднимая в ней вихри песка и ила. Внутри мутных клубов со страшной скоростью носились по кругу мелкие рыбёшки с выпученными глазами.
      «Ах», – подумала Тося. «Вот это да!» – подумала ещё Тося. Ей, простой кильке с Австралийского Рифа, предлагают изысканное развлечение в центре цивилизации. И такой кавалер... Тося жеманно поджала плавники и уже открыла рот, чтобы как бы нехотя согласиться, но тут её сбило и поволокло вниз. Вырвавшись из водоворота, оставленного чьей-то белёсой тушей, и отплевавшись, Тося оказалась далеко от места разговора, и, сколько она ни оглядывалась, вкрадчивого собеседника уже нигде не было видно, равно как и пескотек. «Мегапаскаль», – подумала Тося.
      Район тут уже был победнее, но меньше народу не становилось. Тося миновала огромную толпу с фанатично горящими глазами. «Планктон насуущный наааш...», – нестройно тянула толпа, где-то впереди оживлённо жестикулировало что-то многосуставчатое, дирижируя пением. Прямо перед носом прошмыгнули две погружённые в себя рыбки, неперерывно бормоча мантру: «пишерман, сорок два, волобайсидней». «Подаайте на конъюгацию», – уныло причитали снизу.
      Тося затравленно прижалась к стене. На неё никто не обращал внимания. Где-то в этой мешанине надо было разыскать родственницу, выяснить, где она живёт, вписаться к ней хоть на кухню, но совершенно не у кого спросить. «Какие тут у всех огромные глаза и зубы. – думала Тося. – И все такие студенистые. Головы огромные, а тела почти и нет. А у нас дома сейчас, наверное, восход в розовых тонах... Муся Кортасара дочитала.»

      ...Устав от блужданий и почти засыпая на плаву, Тося набрела на справочную, где за тусклым окошком безостановочно чистила щупальцы пожилая актиния.
      – Деточка, – промолвила актиния, рассматривая кончики отставленных щупалец, – Голотурии не живут в глубоководных впадинах.
      – Но как же... – растерялась Тося. – Голотурия, родственница моя... Её ещё морским огурцом называют. Мы с ней переписывались...
      – Попробуй зайти в супермаркет, посмотри в овощном отделе, – безмятежно заметила актиния. – Это двумя кварталами выше.
      – Мне не нужен супермаркет! – всхлипнула Тося. – Мне нужно хоть куда-нибудь деться. Раз родственницы моей тут нет.
      – Таких справок не даём, – актиния захлопнула одну створку окошка. – Ку-ку, мария.
      – Что же я теперь... – медленно прошептала Тося. – Как же...
      Мир беспорядочно закружился вокруг неё, мигая огнями.
      Актиния, однако, не спешила захлопывать вторую створку, оценивающе глядела на Тосю, что-то соображая и прикидывая.
      – Ну перестань, деточка, перестань нюни разводить. Что-нибудь придумаем. Лучше скажи мне вот что: ты быстро плавать умеешь?