November 15th, 2005

main

Раки, шушпанчики и кот

Я вот про животных хотел рассказать. Я их ежедневно люблю в лицеморде кота. Хотя сейчас уже наверное имеет смысл говорить "любил". Но не потому что некого, а скорее наоборот - потому что уже глаза разбегаются, любить не успеваешь.
Это всё связано с тем, что очень уж я сердобольный. У нас на выходе из метро "Тёплый Стан" по вечерам какой-то мужик приходит и продаёт раков. Вот просто мешок приносит и кладёт на лестнице, а они там елозят, потому что живые. А мужик этот знает тайный ход в рачью страну; ему там что - пару раз свистнуть на горе, да наобещать с три короба - вот раки к нему и наползают, дураки такие. И вот он их приносит в мешке и стоит над ними, качается, весь такой загадочный - мол, подождите, пацаны, сейчас дорогие клиенты придут вас выбирать. И действительно - всякие бюргеры заглядываются, слюни пускают. Но это полдела. Я б никогда не совершил то, что совершил, если бы к тому дома предпосылки не было.
А дома у нас стоит на кухне такая шарообразная ваза типа аквариума для комнатных амёб. Туда Саничка воды налила и камушков насыпала, чтоб красиво. Она эти камушки из Крыма возила годами, а вот тут так удачно совместилось. В общем, они теперь в этой вазе возлежат и блестят в тряпочку. И вот как только я эту всю красоту представил себе - как здорово в этой банке будет рак смотреться, как тут же сердце у меня разорвалось от жалости к этим тварям, от того, что их сейчас бюргеры с пивом съедят.
Удивился мужик моему пожеланию, но поддел одного из раков и в пакетик засунул. И отправился я с раком домой, а по пути он как-то там в пакете колупался, видно хотел мне что-то объяснить про клиентов.
Камушки, правда, пришлось маленько повыкидывать в итоге, и хорошо, что Санички пока не было. Вписался рачина, усы так скромно сложил, пузырик выпустил - освоился. Сидим, друг на друга фтыкаем, хорошо.
Но вот вечер настал, семейство моё из дневных странствий вернулось. А с порога, ясное дело, на кухню - чаю с холода ставить. Саня глядь - а камушки её где-то сбоку, аккуратной горкой сложены, но блестят, как и положено. А на том месте, где её камушки дорогие должны быть, сидит чорте что и пялится - тут я её хорошо понимаю. "Это что такое?" - спрашивает она спокойно, и голос её не предвещает. Я говорю: "Это Геша. Он красивый, правда?" - "Меня не интересует, как ЭТО зовут, - продолжает Саничка (а голос её уже не то, что не предвещает - а просто таким голосом можно бананы замораживать в южных странах), - Что ЭТО здесь делает?" Тут я призвал на помощь всё свое небогатое красноречие и расписал, какой Геша хороший, как он любит камушки и эту банку, да, и что мы уже фтыкали друг на друга и нам хорошо с того было. "Завтра же - в тропарёвский пруд!.." - только было начала говорить Саничка, как тут стал слышен ребёнок. Он, собственно, давно уже кричал и бегал вокруг, но у нас он хорошо фильтруется, когда надо. И вот, оказалось, что он уже давно со мной согласен, и что мама давай его оставим, я его сам гулять буду выводить.
Пока мама была временно выведена из строя этим аргументом, я успел сгонять в интернет и нарыть кучу всяких мудростей про раков. И что они живут, где угодно и с кем угодно, и что могут жрать всё, что им ни дадут, а один мудрец даже написал, как у него пара таких раков два года жила в тазу под ванной, питалась случайными мокрицами и фтыкала друг на друга. Такие вот хиппаны животного мира.
И зажил Геша у нас. Правда, ничего не ел, стеснялся и всё ждал своего клиента. Потусовался пару дней, а потом решил, наконец, подкрепиться, и сослепу какой-то камушек мелкий заглотил - из крымских, других там и не было. Подавился, да и помер, болезный, некому его было по спинке постучать. Хотя, может, это потому что ему кто-то из дружеских чувств чистой воды из-под крана напустил, а ему ж другая, небось, нужна была, чтоб тина и комнатные амёбы. Жалко его, конешно, было, мы его сначала хотели с почестями в Тропарёво отнести, да как-то дальше двора не склалось.
Но и это не вся история ещё.
Прихожу вот я как-то раз домой после трудового бессмысленного дня, а Саня вся такая загадочная и таинственная, будто отомстила за Эдмона Дантеса, не дожидаясь последней страницы. И из кухни доносятся такие характерные звуки, мало на что похожие. Вхожу я туда, заслонившись, мало ли что - ебицкая силабатюшки-светы - а там клетка из железных прутьев стоит, а в той клетке шушпанчики натуральные тусуются и метро роют.
Я вам расскажу, кто такие шушпанчики, если вы не в курсе. Это такая помесь обычной мышки и горнопроходческого комбината с победитовым наконечником. У каждого шушпанчика есть в жизни великая цель - прорыть метро. Отсюда и до Австралии, желательно по прямой, ни на что не отвлекаясь. Ну иногда можно расслабиться и поперекусить все железные прутья по дороге. В чём-то они похожи на раков - тоже жрут всё, что ни дай и не пахнут, а в чём-то сильно различаются - например, как-то обходятся без воды. У них в пустынной Шушпании, видать, вода не принята. Для душевного комфорта у них опилки есть, а в качестве искусства для искусства - колесо крутильное. Но это всё баловство, потому что днём они спят где-то в этих опилках, а ночью вылезают и роют метро, такие вот высокоорганизованные существа. Жрут они, кстати, сказать, не в пример ракам, гораздо профессиональнее - накладок, вроде, не было.
И вот теперь рака у нас нет, а есть шушпанчики. Дуся, Песя и Йося. Это так Саничке шушпановод один сказал - мол, потому что два мальчика одну девочку на лоскуты порвут, и это непрактично. А две девочки будут гнездо строить, а мальчик пусть сам на лоскуты рвётся.
Но я ещё про кота не рассказал, да.
Гешу кот как-то пережил, потому что очень уж у них ареалы обитания не совпадали. В том смысле, что банка та - на кухонном столе стояла и стоит, а Янкель ещё сызмальства правильно понял связь между поверхностью стола и мокрым веником. Но шушпанчики! Они же вот, рядом с нами.
Решили кота в первый раз знакомить. Клетка на табуретке, метро строится, кот вокруг бегает, ничего не понимает. Взяли кота за шкирман - тот начал было возмущаться: мол, что за панибратство, задёргался. Но только поднесли его к клетке - замер кот и забыл, что его недостойным образом перемещают. Челюсть уронил, глаза вытаращил, фтыкает. Не знаю, понял ли он из объяснений, что если шушпанчика съесть, то ночью придёт Геша и откусит коту хвост. Но что-то для себя он там уяснил.
И теперь всегда, когда кот входит на кухню, он торжественно садится к шушпанчикам жопой. Исключительно. Степень его презрения столь велика, что он ещё старательно зевает и вылизывает гениталии - естественно, не оборачиваясь. А шушпанчикам что - они себе увлечённо копают и в ус не дуют. Тогда Янкель, как бы скучая, разваливается на полу под клеткой и лениво простирает к презренным тварям задние лапы. Вся морда его выражает некое легкое смущение перед остальными обитателями дома - "Ну, я уж тут полежу, пока у меня там работа идёт. Да, на моём участке надо кое-что сделать - вот рабочих привезли. Да пустяки, метро уже скоро будет готово. Ну, в Молдавии умеют строить. Что вы говорите, не Молдавия, а Монголия? Надо же, я, знаете ли, не очень Collapse )
main

Второй канал 2005, БС-Х. Вадим Певзнер

Про него можно было бы сказать - "человек-пароход", потому что после встречи с ним слегка пошатывает и подбрасывает, словно утлую шлюпку в мощном фарватере. Про него можно было бы сказать - "человек-оркестр", хотя бы потому, что каждую свою песню он превращает в изысканную буффонаду с использованием трещоток, бубенчиков и свистков. Но главное в нём не это. А то, что он невероятно, пронзительно старомоден. Он настолько старомоден, что всегда на шаг впереди - в своём особом тумане, состоящем из раздробленных до искорок обыденных слов и смыслов.
Выступает человек-дирижабль Collapse )

Аккомпанируют Адриан Крупчанский и Роман Ланкин.

Ангел (mp3, 2.1M)
Доктор (mp3, 3.8M)
...Роман Ланкин пришел... (mp3, 63Kb)
Майорова (mp3, 2.4M)

Записи выложены с согласия автора.

ЗЫ. Новый музыкальный проект Певзнера - Певзавод.
main

Сестра замуж вышла

Это я про свою двоюродную сестру, которая в Канаде живёт. Мы с ней изредка переписываемся, хотя последний раз я её видел вживую году так в 89.
А вот росли мы с ней вместе - приезжая каждое лето в славный город Кишинёв к нашей общей бабушке. Я - из Москвы, она - из Свердловска. Мне было шесть, ей - то ли два, то ли три. Какие-то нежновозрастные лета мы дружили. Потом страшно ругались несколько лет подряд - я её помню в виде мелкого вечноноющего приставучего существа, которое надо было отпихнуть подальше (можно ногами для верности). Дрались пластмассовыми кеглями. Потом снова дружили. Насколько я её помню в самом конце восьмидесятых - это был натуральный "гадкий утёнок", угрюмый подросток, ссорящийся с кем ни попадя. Ну кроме меня, может, - потому что мы своё уже в детстве отссорили.
И вот таким вот мрачным полуфабрикатом моя сестра отбыла в эту Канаду, и с тех пор я её не видал.

А недавно, оказалось, она там замуж вышла - и фотографий прислала полюбоваться. И сказать, что у меня челюсть просто отпала от них, - это как наехать на самого Разработчика Шарниров Черепа, который предусмотрел в своей конструкции снос этой детали ниже уровня мирового океана.
Потому что между этой ослепительной женщиной и той замухрышкой, которую можно было для компании взять с собой полазить по брошенной стройке - нет ничего общего. И сил моих нет, какой Collapse )

На последнем кадре она со своим Джерри у Ниагарского водопада. И не Белая она теперь, а вовсе даже Дина Гёртнер. Пойду водочки выпью.