March 10th, 2007

main

Музыка Идишкайта 2007

Это хорошая книга. Да нет, это прекрасная книга.
Я точно знаю, потому что угрохал на неё почти месяц неперерывной возни. Я знаю все её закоулки, запятые, пробелы и растровые точки. К тому же это книга памяти Анатолия Пинского - хорошего человека.



Это продолжение прошлогоднего издания, которое делали почти те же люди.

Collapse )

И вот когда я стану совсем старенький, буду приезжать в типографию на инвалидном кресле и лупить нерадивых работников суковатой палкой - вот тогда я, конешно, вспомню, сколько крови попортила мне эта книга, сколько геморроя я себе нажил на свою головожопу и как потом выкарабкивался из той клоаки, куда сам себя запихал. Вот тогда, не раньше.
main

Хроноиды

В голове бродит сюжет фантастического текста.
Какой-нибудь 2227 год. Дальний форпост земной цивилизации, бывшая перспективная планета на задворках основных путей сообщений. Несколько посёлков потомков колонистов, аграрная экономика, один научный центр в долгосрочном процессе сворачивания. В центре этом - несколько человек, руководитель и работники, которые давно обзавелись семьями и, в основном, пропадают на своих огородах. Впрочем, один из работников не теряет надежды найти на этой планете что-нибудь интересное, постоянно ездит по пыльным равнинам на своём вездекате, что-то копает, зарисовывает. Смотреть там особо не на что, и единственное, что может привлечь пытливый ум - это своеобразные высокие скалы, стоящие торчком посреди равнин. Стоят они на большом расстоянии друг от друга, по составу - обычный прихотливо эрозированный камень, высотой метров 15, форма - вытянутая, в землю уходят метров на 10. Ничего особенного. Работник (назовём его Уно) пытается составлять карты этих скал, ковыряет их геологическим молотком, выискивает что-то под микроскопом, уныло заполняет скучный журнал исследований. Так проходит время.
Далее в сюжете появляются двое местных детей, мальчик с девочкой, лет по 12. У них обычная забава - кататься по равнинам на самокатах и забираться куда-нибудь к чорту на рога, несмотря на то, что родители запрещают. Планета была бы совсем безопасна, если бы не аналог земной гадюки со смертельным укусом. С другой стороны, гадюки эти встречаются крайне редко и неимоверно далеко от посёлка. Последний раз такую видели лет 50 назад. Поэтому родители, конешно, их ругают за путешествия, но не особенно.
Дети катят по равнине с ветерком, жаркий день. Решают потусоваться в тени одной из скал, правят на ближайшую знакомую. Однако со скалой какие-то проблемы, её не видно издалека, как обычно. Дети подъезжают ближе, и выясняется, что расколотая скала валяется на земле плашмя. Дети слезают с самоката и подходят ближе. На расстоянии шагов десяти их пробирает озноб. Проходят ещё несколько шагов, девочку охватывает некий ступор. Ни слова не говоря, она хватает спутника за руку, тащит его к самокату и молча правит домой.
Работник Уно в это время заходит в гости к своим знакомым, родителям этой девочки, на обед. Чинный патриархальный процесс прерывается вернувшейся девочкой, которая более-менее пришла в себя. Запихивая в рот огромные куски еды, девочка рассказывает.
...Мы эту скалу знаем хорошо, мы её Тычей зовём, у неё такая штука на макушке смешная. У нас в округе всего три скалы, а эта самая правильная, хоть и не близкая. Мы там всегда в муадров играем. Ну вот, а сейчас мы приезжаем, а скалы - нет. То есть, она есть, но кто-то её вытащил и сломал. (У Уно кусок застревает в горле.) А потом я подошла ближе и вдруг... вспомнила, что я умерла. Будто здесь, под этой скалой меня укусила гадюка, и я умерла. Да, я знаю, что у нас их нет, но эта откуда-то взялась, такая жёлтая, с широкой чёрной полосой. И мне было больно и страшно. Но скала как будто тогда стояла ровно. Мы оттуда убежали...
Уно торопливо доедает обед, откланивается, прыгает в свой вездекат и мчится к описанной скале. По дороге он заезжает к дому, где живёт мальчик. Он его находит в углу заброшенного сада на их участке. Мальчик потрясён гораздо больше. Он рассказывает - тоже - что как будто вспомнил, как на этом месте, под торчащей скалой, девочка была укушена гадюкой и умерла.
Уно подъезжает к скале, вылезает из вездеката и подходит ближе, зябко поводя плечами. Всё действительно так. Тыча валяется на земле, расколотая напополам. Уно обходит скалу со всех сторон, заглядывает в яму. Такое впечатление, что скалу задолго до этого просто вытащили из своего гнезда вертикально вверх и уронили. Уно какое-то время неподвижно сидит у скалы. Наконец достаёт из багажника пару копательных кошек и запускает их под Тычу.
К вечеру второго дня кошки выбрасывают из прокопа под скалой безжизненную жёлтую ленту с чёрной полосой.
Коллеги поднимают Уно на смех с этим рассказом. Раздосадованный исследователь готовит решительный эксперимент. Набрав взрывных карандашей из геологических комплектов, он едет к ближайшей скале. Вставляет карандаши во все её щели, отходит на положенное расстояние и кладёт палец на кнопку дистанционника.
И тут понимает, что не может нажать эту кнопку.
И более того - никогда не нажимал.