May 7th, 2007

main

Мелания

Солнце висело над горизонтом, красное и раздувшееся. Мелания сидела на скамейке в саду и тихонько пела. Нельзя сказать, чтобы ей нравилось петь на природе, но с тех пор, как её вежливо попросили делать это подальше, приходилось забираться в самые дальние углы участка. О чём она пела, Мелания, пожалуй бы и сама не смогла объяснить - так, просто выпевала, что видела; что солнце вот-вот сядет, что речка журчит... Иногда она без слов брала одну ноту и долго её тянула, пока хватало дыхания, и звук не замирал в вечернем мареве.
Днём не особенно попоёшь, приходится возиться по дому, помогать всем, кто ни попросит. Мелания знала, что петь она не умеет, но как же не петь, когда так хочется?

Едва восходит солнце:
- Мелань, ты не видела, где мои кроссовки?
- Посмотри за лавкой в большой комнате.
Мика бежит туда, с шумом отодвигает лавку, раздаётся его восхищённый возглас: "Нашёл!"

Мелания втихомолку завидовала всем - у каждого есть своё увлечение, своё полезное дело в жизни, лишь она одна вечно на подхвате. И вроде бы не дурочка, справляется с любым делом, только своего так и нету. А песни - какая от них польза, если их и слушать никто не может.

- Мелка, поможешь мне найти такие же цветочки?
- А что их искать, такие за кустами фхыра растут, ближе к лесу.
- Ой, вот спасибо, а то я обыскалась уже...

Как жаль, что родители у Мелании тоже не умеют петь, а то бы научили, наверное. Иногда она мечтает о том, как станет бродячей певицей и будет странствовать по городам и весям с концертами. А потом встретится с каким-нибудь трубадуром...

- Ме, у меня эспандер пропал куда-то, ты не видела?
- В шкафу на третьей полке справа.
Дина лезет наверх, из шкафа с грохотом выпадают рулоны карт, скачут теннисные мячики, шуршат мунькины гербарии.
- Есть! - кричит Дина. - Круто! Только не пой дома, будь добра!

От солнца остаётся одно тёплое свечение, в сумерках пронзительно скрипят ночные птицы. "Мелания!" - кто-то зовёт от дома. Это Нансен, она обещала ему помочь с новой картой. Нансен, пожалуй, единственный, кто терпит её песни, по крайней мере, хоть не морщится, когда она напевает себе под нос, вырисовывая ему контуры озёр и полей на вспомогательных листах. "Сейчас!" - кричит в ответ Мелания и спешит по садовой дорожке.
Из-за закрытой двери в кухню до неё случайно доносится обрывок разговора. Мать за что-то распекает Дину, и Мелания невольно замедляет шаг. "...ищет своё предназначение." - "Ма, да это ж не песни, это мяуканье какое-то!" - "Нельзя так говорить. Зато она всегда точно знает, где проходит Нансен." - "Да он, небось, ей сам и рассказывает до экспедиции!.."
Мелания вздыхает и отходит от двери. Ничего ей Нансен не рассказывает. Этак Дина договорится до того, что Мелания сама ещё и предметы прячет, которые все теряют, что ни день. Виновата она, что ли, что сразу знает, где они валяются?

- Я этот дорисовала. - Мелания протягивает Нансену готовый лист с разноцветными контурами и пояснениями. - Что-то осталось ещё?
- Угу, спасибо, - тот погружён в свои мысли и рассеянно кладёт лист на край стола. - Ах, да, ещё... Я, видишь ли, никак не могу понять, где на последнем маршруте был второй источник, чтоб отметить его. Видимо, просто не записал.
- А... - Мелания на секунду задумывается. - Седловина Башмачной горы, тропа налево по леднику, от третьей скалы скользкий спуск до деревьев и шагов сорок примерно до... что такое?
Нансен странно смотрит на Меланию.
- Нет, нет, ничего, - спохватывается он. - Знаешь... Тут неподалёку есть одна пещера. И в ней очень красивое эхо.
Мелания непонимающе моргает.
- Ну, в смысле, если петь... - смущённо добавляет Нансен.




Нансен - - Мика - - Дина - - Мунька - - Мелания - - Зорро