February 18th, 2014

main

Не представляй непредставимого

За окном заиграла гармошка. Старенький реб Янкл с неудовольствием встал из-за стола, подошёл к окну и задёрнул занавески. Окно выходило прямо на ярмарочную площадь, и базарный день был на ней в самом разгаре. Плотные занавески хорошо скрывали дневной свет, но звуконепроницаемость у них была никудышная. Реб Янкл зажёг керосиновую лампу, стоявшую на подоконнике, и с лампой в руке вернулся к столу. Впрочем, вскоре гармошка, напоминавшая скорее откровения мартовского кота, нежели музыкальный инструмент, стала почти незаметной - реб Янкл снова погрузился в первые строки большого свитка телячей кожи, растянутого на столешнице.
"В начале сотворил Бог небо и землю. И земля была тоху вавоху..."
"Что это за тоху вавоху такие? - размышлял реб Янкл, теребя себя за длинный пейс. - Сколько мудрецов пыталось толковать эти слова, сколько копий было сломано в спорах! А единого мнения так и нет".
Чёткие чёрные буквы на желтоватом пергаменте завораживали и манили нераскрытой тайной бытия. Реб Янкл макнул перо в чернильницу и стал записывать мысли по ходу их появления.
"Нигде в святых текстах не встречается больше это выражение - тоху вавоху. Только в самом начале Книги Бытия. Равно так же и нигде мы не видим эти слова по отдельности. Наши знаменитые мудрецы полагают, что одно из них означает "безвидность", а второе - "пустота". Но всё не так просто. Это должна быть такая безвидность, которая не бывает без пустоты. И это такая пустота - всем пустотам пустота - которая может быть только безвидна и никак иначе. Особое отсутствие формы, намертво сопряжённое с отсутствием смысла!.. Вот из чего Всевышний и начал творить всё сущее!"
Реб Янкл прикрыл глаза и попытался представить себе ком сильно перемешанной разноцветной глины. Получилось не очень.
"Только совокупность всех творческих сил Мироздания, - писал он дальше, - смогла бы вычленить из этой сцепленной безвидности-и-пустоты все будущие идеи и предметы Вселенной. Что, собственно и произошло. Но и посейчас..."
Реб Янкл замер и поднял палец вертикально. С гусиного пера, зажатого в той же руке, на столешницу рядом с пергаментом упала капля чернил, но он этого не заметил.
А зачем далеко ходить за примером? Мало нам в жизни безвидности и пустоты?
Он аккуратно вставил перо обратно в чернильницу, встал из-за стола и подошёл к кухонному шкафчику. Помедлил секунду, а затем резко открыл дверцу.
В шкафчике было тоху вавоху.
Реб Янкл растерянно почесал затылок. Затем, не отводя взгляда от шкафчика, потянулся за сковородкой...
На вкус тоху вавоху ничем не отличалось от картошки с гусиным салом. И картошка эта была так же неотделима от сала, как тоху от вавоху.
На запах прибежал кот Мужрум и удивлённо уставился на хозяина. Реб Янкл скинул ему в миску остатки, и кот, поначалу недоверчиво, а потом чуть ли не яростно вгрызся в еду.
"Надо развеяться. - подумал реб Янкл. - На ярмарку, что ли, сходить?"
В качестве отдыха у него было в запасе что-то вроде физзарядки. Когда затекала спина от долгого сидения за столом, он спускался на первый этаж и делал разминку - ритмично наклонялся, разводил руки и поднимал ноги. Все соседи-постояльцы давно привыкли к его чудачествам и не обращали особого внимания.
Но в этот раз на первом этаже было какое-то особое столпотворение. Краем глаза реб Янкл заметил нового гостя - пожилого крепко сбитого мужичка в картузе, рядом с которым - во те на! - стоял осёл и что-то меланхолично жевал прямо из миски на столе. Но не эта вопиющая картина привлекала возбуждённых людей, окруживших этот стол. У мужичка в руках было ведро, откуда наполовину высовывалась здоровенная рыба. Нимало не смущаясь отсутствием пригодной для себя среды, рыба громко булькала, словно бы что-то вещала. Зеваки вопили от восторга и тыкали в рыбу пальцами.
"Так вот она, сумасшедшая рыба!" - сначала подумал реб Янкл. А потом с сожалением подумал, что не надо было - ой не надо! - хватать тоху вавоху, да ещё совершать с ним какие-то действия. Вот и натворил делов.
Реб Янкл мотнул головой, отгоняя ненужные сожаления, и, как обычно ни на кого не глядя, начал свою разминку.




22 февраля (суббота) в 12:00 в Гиперионе - музыкальный спектакль "Гефилте Лид" ("Фаршированная Песня"). Представляет его по традиции дуэт "Ойфн Вег" (Е.Славина и И.Белый). Вход 400 р.
main

"Облака ручной работы"

Так называется новый фильм режиссёра-мультипликатора Иры Литманович litmanovich. Который нельзя доделать, если не собрать денег. Министерство Культуры профинансировало создание фильма на 70% (там такие правила), и из пяти частей работы сейчас всё застыло на четвёртой. Последняя возможность - краудфандинг.

Сюжет Телеканала "Культура"



Для того, чтобы закончить четвёртую часть фильма, открыт сбор средств на Планете.Ру - http://planeta.ru/campaigns/4023


Иру Литманович знают многие, если не по фильмам, так по её знаменитым ханукальным открыткам - Collapse )