Игорь Белый (bujhm) wrote,
Игорь Белый
bujhm

Америка_04. Лос-Анжелес

22 сентября

Я бы спал ещё двое суток, но радушный хозяин меня растолкал. В окна било жизнерадостное американское солнце, чирикали птицы, и с кухни тянуло чем-то вкусным. Как бы овсяной кашей и йогуртами, что и оказалось в действительности.
Я выполз курить на балкон и торчал там, ловя невыразимый кайф от окружающих просторов. С одной стороны - горы, с другой - горы, посередине - благодатная долина, под окнами шелестят эвкалипт и пальмы. Внизу ходят расслабленные американские люди в шортах и мятых майках, глядя на которых тоже так хочется. "Вот там, сразу за теми горами, - показал Володя, - Воткнуты знаменитые буквы про Голливуд". Вокруг расстилался город Бурбанк, который есть одна из частей Большого Лос-Анжелеса.
Вообще, там в Америке, понятие "город" очень растяжимое. В прямом смысле растяжимое. Дома там, в основном, двух- и трёхэтажные, не больше, а вокруг каждого дома - обязательный участочек. В каждом таком доме - человека 2-3 живёт. И вот если, скажем, расселить по-американски население того 16-этажного дома, в котором я сейчас пишу эти строки, то как раз хватит на весь наш микрорайон - от Тёплого Стана до Юго-Западной. Потому-то в Большой Лос-Анжелес легко войдёт штуки две Москвы, да ещё место останется.

"А ну не расслабляться! - строго сказал Грайновский, который тоже вышел ловить кайф на балкон. - Нам пора ехать воевать за визу".

И мы поехали в город воевать. В место под названием Department of Homeland Security, ибо только там могут вырубить топором то, что накорябал таможенный чиновник у меня на визе. И сначала нам не очень везло, потому что нам попался толстый и ленивый китаец в форме. Он уныло вертел мой паспорт и косился на часы на стене, соображая, как бы протянуть время, чтоб можно было захлопнуть окошко и объявить обед. И когда он уже потянулся к своим ставенькам, Грайновский выложил припрятанный козырь. "А почему вы не знаете о положенных законом десяти днях сверх указанной при въезде даты? - громогласно спросил он, и я даже присел. - Вы вообще в курсе, какой тип визы вы держите в руках? Где ваше начальство?" Присел, как оказалось, не только я , присел и китаец. Он тоже не знал о таком законе для рабочей визы (а она-то у меня и была). На звук пришло начальство, бросило беглый взгляд на мой паспорт и что-то быстро произнесло (мне почудилось "говновопрос"). Через пять минут дата на визе была перебита и оформлена печатью, створки таки захлопнулись.
Позже Саша признался, что он и сам не ожидал такого эффекта. Обычно всякое посещение этой инстанции там сопряжено с затяжным геморроем и многодневной беготнёй с бумажками. Возможно, сыграл какую-то таинственную роль унылый китаец, мало ли, спасибо ему, на всякий случай.
Грайновский по инерции продолжал жаждать крови и активных действий. Мы решили поехать в Голливуд.

Голливуд - так называется район в LA, довольно крупный. Там живут люди. В центре этого района - конгломерат различных увеселений и несколько соединённых зданий, где расположены офисы кинокомпаний. Рядом с ними проходит Аллея Звёзд, в чью мостовую вмонтированы латунные пятиконечные звёзды с именами всяких великих людей. Это тоже Голливуд. Туристов и зевак там ежедневно целые толпы.

По этой Аллее просто так у меня не получилось пройти. Я там увидел Дарта Вейдера и Человека-Паука. Они шатались в обнимку и приставали к прохожим, чтоб те сфотографировались с ними. Бесплатно. "Ничего подозрительного, - объяснил мне многомудрый Саша. - Просто им город платит, чтоб жизнь кипела и было весело". Тогда я полез с ними брататься тоже, и Дарт Вейдер мне прочёл целую лекцию о том, как ему надоел его лазерный меч, и куда бы он его с удовольствием засунул, в то время как Человек-Паук скакал вокруг нас, принимая героические фотогеничные позы. Вдалеке расхаживали в толпе Супермен, Чарли Чаплин, Элвис Пресли и толстая Мерилин Монро. А вот Майкл Джексон мялся у тротуара, протягивая пустую шляпу. Да и Кошмарная Смерть была не дура получить пару долларов на чай, но я ловко уклонился от её объятий.

Во дворе Голливуда змеились мозаичные тропки для неспешного следования по ним вкруг фонтанов. В тропках были выложены трогательные истории знаменитостей. "Я сидела в баре у Джека и, как обычно, хлебала свой любимый земляничный коктейль. Вдруг ко мне подошёл незнакомый парень и по-особому посмотрел на меня. "Не хочу ли я сниматься в кино?" - он спросил..." Тропки доводили до смотровой площадки, где стоял платный телескоп для втыкания в белые буквы про Голливуд далеко на горе и где был памятник траходрому.

Вы правильно прочли. Именно - памятник траходрому. Огромная каменная кровать у подножия которой выложена надпись: "Дорога в Голливуд. Как некоторые из нас здесь оказались". Я, естественно, полез на неё возлежать- очень неудобно.

Мы какое-то время сидели рядом с этим памятником в уличном кафе и наблюдали, как люди лезут на эту кровать косяками. Как только доходят и прочитывают надпись под ней. Кто вертится, стараясь безуспешно устроиться поудобней, кто скромно присаживается на краешке. Один паренёк мексиканской системы даже честно пытался на ней уснуть, прикрыв лицо газеткой, но постоянно меняющиеся партнёры ему мешали.

Нагулявшись по Голливуду, мы поехали за коробками для моих дисков. Тут надо сделать поучающее отступление для тех, кто пойдёт по моим следам. Про диски.
Ежли кто собирается в Америке выступать, то свои диски надо иметь с собой. Обязательно. Обычно они продаются на концертах по 15 долларов, а это хорошо помогает отбивать дорогу. Их надо везти с собой БЕЗ коробок (боксов, джевел-кейзов, etc) - просто на шпинделе. Бумажные обложки - отдельно, в пакетике. Я не могу даже объяснить, насколько это экономит место в багаже, просто примите на веру - что это круто. А уже находясь в Америке, эти самые коробки можно купить почти на каждом углу. Дешево.
И вот когда мы в гостиной у Володи сели в кружок и устроили блиц-конвейер на подпольной фабрике, я в полной мере оценил мудрость этой практики.

Первый концерт - домашник - был назначен в месте под названием Chatsworth - пригород LA. Мы ехали туда по широкой долине Сан-Фернандо между двумя горными хребтами, а в воздухе висела лёгкая волнующая дымка от горящих лесов на севере. Оказывается, летом у них довольно часто что-то горит. Особенно в Южной Калифорнии.
Проезжая мимо, мы видели знаменитые фабрики грёз - Универсал Пикчерз и Уорнер Бразерс. На вид они, как ни смешно, и выглядят, как фабрики - приземистые унылые здания с трубами, раскинутые на огромную площадь. Ничего романтического в них нет, одни обшарпанные заборы.

Концерт был в гостеприимном доме Тани и Вали Бычковых, в уютной гостиной, выходящей прямо на травяной бэкъярд. Звуком заведовал Паша Брустинов; правда, вышло так, что в процессе саундчека одна из местных колонок сгорела - и быстро была доставлена слётовская аппаратура. Звук был очень хороший, с мониторчиками, со всеми делами. Человек 35 было, сидели все правильно, плотно, внимательно слушали, радовались. Просили спеть то и сё. Ещё долго впоследствии, в скитаниях по этому штату я вспоминал этот концерт как самый лучший по энергетической комфортности.
Однако, не обошлось без накладок. В середине первого отделения я вдруг с оторопением отметил, что мне не хватает воздуха. Хотя нет, не так. Не то, чтобы воздуха - я бы тогда задыхаться стал, - а скорее кислорода. Стали неметь пальцы, темнеть в глазах, пол закачался и в ушах зашумело... Я выкрутился, быстро подставив медленное и медитативное стихотворение в программу. Что это было, я так и не знаю - больше не повторялось, но возможно (по версии Грайновского) это так прошла моя личная акклиматизация. Главное, что зрители ничего не заметили.

Я, пожалуй, опять отступление сделаю не в тему. Я тут успел употребить такое типичное американское слово, которое на русский не переводится - потому что аналогов нету. Это слово - бэкъярд - просто встроилось в русскую речь у людей, живущих там, и звучит более чем естественно. Означает - "огороженный и благоустроенный дворик, принадлежащий хозяевам дома и примыкающий к дому со стороны, противоположной улице и главному входу; на дворик распространяется понятие американской прайвеси - то есть, личной неприкосновенности". Как-то так. 99,9% американских жилых домов имеют свой бэкъярд.

Здорово было на посиделках после концерта слушать, как поют Володя Розенбаум и Паша Брустинов - у них свой дуэт. С Валей Бычковым мы особенно закорешились на почве метания ножей - у него там на бэкъярде даже специальная доска для этого приспособлена. Да и вообще, он вызывал у меня тихий восторг необычайной торжественной медлительностью каждого своего движения. Пел и Володя Рагимов, с которым я тоже с радостью познакомился; он - человек-легенда и VRAG Records.

Песня В. Розенбаума - "Скрипач" (mp3) - текст

Да и картинки уже можно все посмотреть.
Tags: странствия, типа я
Subscribe

  • Сонгбук 2

    Тыдыщ! Готов второй сонгбук - к диску "Персонаж" (1998). Разобраны песни: 01. Баллада о том, что все люди умеют летать 02. Иван-царевич 03.…

  • "Край без короля"

    У меня вышла книга, которую я считаю большой удачей 2016 года. Работа над изданием шла долго, несколько лет, большей частью за океаном, потому что…

  • Сонгбук 1

    Всё, уже можно написать. Летом я начал работу над своим первым сонгбуком - по альбому "Карман для Августина" (1996). Это сборник текстов и аккордов к…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Сонгбук 2

    Тыдыщ! Готов второй сонгбук - к диску "Персонаж" (1998). Разобраны песни: 01. Баллада о том, что все люди умеют летать 02. Иван-царевич 03.…

  • "Край без короля"

    У меня вышла книга, которую я считаю большой удачей 2016 года. Работа над изданием шла долго, несколько лет, большей частью за океаном, потому что…

  • Сонгбук 1

    Всё, уже можно написать. Летом я начал работу над своим первым сонгбуком - по альбому "Карман для Августина" (1996). Это сборник текстов и аккордов к…