Игорь Белый (bujhm) wrote,
Игорь Белый
bujhm

Бенеканал 2012

Правильный фестиваль Бенефест. Поклон организаторам его и спасибо, что не забыли.
Переживаний много, все разрозненные.



Одно из самых ярких концертных впечатлений - это выступление Александра Мирзаяна вечером в пятницу. Как я понял, никто не думал, что он появится - а он неожиданно приехал на машине, и сразу из неё вышел на сцену. Вписался ровно в программу "Первого круга" и пел свои старые вещи. Какая же мощь! В общем, по-моему, мне повезло.
Ещё запомнилось выступление Максима Волчкевича с Пашей Ерохиным на сцене "Азии+". Очень это красиво.
Совершеннопрекрасная Оля Макеева тоже была и выступала. Пела новые песни в количестве. Весьма неоднозначна песня про гвоздь - вызывает самые противоположные реакции.

Я тоже пел повсюду свою новую песню - премьеру которой столь позорно облажал в прямом ночном эфире у Нателлы Болтянской. Спасибо неизвестной барышне, по чьему совету я таки поменял в ней 8 раз слово "хер" на слово "хрен", после чего её стало можно исполнять для малых слушателей. В конце фестиваля дети её уже радостно подпевали.

Вообще, дети меня там как-то прямо затаскали по кострам. Я едва успевал выполнять обещания попеть здесь, здесь и тут. При этом они, как зайчики, сами говорили, что хотят услышать - порой заказывая такое, что у меня глаза на лоб лезли (где они могли это услышать?) К сожалению, я не всё из этого помнил. Но пообещал, что если они составят список из подобных вещей - то я честно восстановлю их хотя бы на какой-то срок.

Ещё один момент был забавный, тоже связанный с детьми. В воскресенье днём подбежал ко мне некий карапуз, лет 10. Спрашивает, мол, у вас ведь есть песня про ванну и таракана? Ну да, - говорю. - Есть. А что? - А правда, - вопрошает карапуз, - что это вы написали про косачёвскую ванну?
От упавшей челюсти голова моя утвердительно дёрнулась, и довольный карапуз побежал дальше по своим делам. А я сидел в прострации и пытался понять, что это было. То ли ванна Серёжи Барсука стала чем-то вне связи знаменита и самостоятельно влилась в мировую культуру. То ли "...и у доски их, запинаясь, отвечают, косясь на наши над доской изображения..."

Слышал я тёмной ночью, как кто-то пел "Болото" у одного из костров. Так забавно. Интересный ход подслушал для последней строки: там на повторе она звучит как "а с другой - небо..." Кто пел - не знаю, незнакомые люди.

Безмерно рад был повстречаться после 22-летнего перерыва с Любой Лейбзон. Обсудили с ней мой теоретический приезд на израильский фестиваль. Порешили, что начать надо с разговора с послом. Или консулом. Ибо там всякое может быть.
И заодно в русле этой темы выяснили, что мы со звукорежиссёром Славой Каликой - просто братья-близнецы: одинаково приехали в Эрец Исраэль в 1991 году, прожили там ровно полтора года и уехали оттуда.

В субботу в лагере "Азии+" состоялась конференция архивистов. Очень важное событие для всех. Говорили, конешно, как обычно, сразу про всё. Звучала не новая, хоть и правильная идея - о едином сайте, сводящем все архивы в общий, по одному стандарту. Юзер дженерейтед контент, вики-движок, все дела. Ещё бы нашёлся кто-то, кто бы это дело потянул.

Председательствовал на конференции великий Петр Трубецкой. Озвучил три самых главных закона архивной деятельности в АП:
1. Денег нет и не будет.
Это означает, что ни на одном этапе архивной работы не должно быть ничего коммерческого. Зарабатывать архивами нельзя - ни с какой точки зрения: ни с юридической, ни с этической. Это мгновенно нанесёт удар не только по самому архивисту лично в хрюсло, но и по всему жанру.
2. Самое главное наше богатство - люди.
Это очевидно. Если кто-то что-то реально делает руками - то архивы будут жить. И взаимопомощь между архивистами должна быть стопроцентная. Иначе никак.
3. Не любит нас власть, а мы - её.
Не надо лезть к власти (никакой) с предложением "поддержать культуру". В подавляющем большинстве случаев в итоге всё получается плохо и некрасиво. Возможно, где-то существуют небольшие счастливые исключения, но многолетний опыт говорит об обратном.

А ещё Петр сформулировал условия взаимодействия с его собственным архивом. Любой человек может поиметь себе из него любую запись - но только если выполняются два обязательных условия. Причём, именно два - если одно из них не выполнено, то никто ничего не получит.
Первое: надо сказать Петру, что именно надо.
Второе: надо приехать к Петру и забрать искомое.
Ржака, конешно, но абсолютная правда.

Отдельно надо рассказать про певформанс Вадима Певзнера, который состоялся в субботу ночью на "Азии+". Очень забавное действие получилось. Только я расскажу про него чуть больше, чем там на самом деле происходило - это мы потом в разговоре с Машей Маховой выяснили, что он немного был недопонят. Это потому что Дима устал и не озвучил несколько моментов в правильное время. Возьму на себя это изложение.

Огромная толпа на пентагонах сцены "Азия+". Долгое ожидание, полвторого ночи. Наконец, в колонках звучит бравурный цирковой марш.
Выходит Певзнер, раскланивается. Радостные аплодисменты. Певзнер надевает на себя маску фреддикрюгера от авторской песни. Начинает нести пургу.
Певзнер: ...итак, дорогие друзья, мы сегодня на моей лекции много говорили о дуалистичности нашего движения, жанра авторской песни в целом. Но наш жанр - это ведь часть мировой культуры, как ни крути, он должен подчиняться общим законам развития. Как и в любом другом культурном явлении, существующем на протяжении довольно долгого времени, в нём есть традиции и есть новаторство. Между ними может - и должен - происходить конфликт, который, как ни удивительно, во многом является движущей силой творчества...
На сцене за спиной Певзнера происходит движение - выходят какие-то люди с разных концов, берут мусорные мешки, начинают их раздирать.
Певзнер: ...обычно такие процессы происходят скрытно от внешних наблюдателей. Мы не можем сказать, что вот сейчас, в этот миг перед нами происходит этот самый конфликт, скачок в развитии, творческий взрыв жанра...
На сцене за спиной Певзнера люди начинают напяливать мусорные мешки на себя. Проделывают дырки для головы и для рук. Слева напяливают синие мешки, справа - чёрные. Синие, в дополнение, ещё надевают на головы пластиковые оранжевые вёдра с прорезями для глаз и носа. Все с абсолютно каменными мордами.
Певзнер: ...но вот представьте себе, что у нас есть чудесным образом такая возможность - увидеть воочию, как будет происходить этот знаковый культурный конфликт - между старым и новым, традициями и поиском нового...
Кто-то приносит из-за сцены кучу подушек и наваливает их по краям сцены.
Певзнер: Позвольте вам представить типичных представителей этого процесса. Вот здесь, справа - классическая авторская песня, глубокомысленная, думающая о смерти, философско-заумная, серьёзная...
Люди в чёрных мешках выходят на авансцену, коротким кивком приветствуют зрителей, уходят. Все с каменными мордами.
Певзнер: ...и их страстных противников - то, что мы называем современным искусством; это яркие личности, они любят игру, поиск нового, перформансы, театр - группа в синих купальниках, то есть мешках...
Люди в синих мешках и оранжевых вёдрах выходят на авансцену, коротко кланяются, уходят.
Певзнер: ...итак, сейчас мы доподлинно и окончательно выясним, кто главнее в нашем жанре, кто победит в этой вечной и острой борьбе. Сейчас я дам сигнал в эту дудку - и они начнут поединок!
Люди в мешках выстраиваются на сцене друг против друга.
Певзнер пердит в дудку.
Ничего не происходит. Пауза.
Певзер: Позвольте, здесь какая-то ошибка. Вы ведь все слышали мой сигнал к началу битвы. Я предполагаю, что соперники решили, будто это был тренировочный сигнал. Но вот сейчас я даю самый настоящий сигнал - начинайте же!
Певзнер снова пердит в дудку.
Ничего не происходит. Пауза.
Певзнер: Обратите внимание, дорогие зрители, как жизненно проходит наше состязание. Уважаемые стороны просто не замечают друг друга. Хранители традиций и новаторы всегда поначалу в упор не видят друг друга - для них просто не существует никаких соперников, это ниже их достоинства - замечать что-то помимо себя... Но я тщу себя надеждой, что мой третий сигнал будет всё-таки услышан...
Певзнер снова пердит в дудку.
Ничего не происходит. Пауза.
Неожиданно из зрителей поднимается какой-то человек, выходит к сцене, хватает первую попавшуюся подушку и херачит ею по голове одного из представителей в синих мешках. Бросает подушку, уходит. Никто на него не реагирует. Пауза.
Певзнер: Фантастически бурное развитие событий! Друзья, я просто не успеваю комментировать происходящее, надеюсь, вы успели заметить этот характернейший момент. Атака объявлена - но кто, кто именно это сделал? Да, вы совершенно правы - это сделал народ! Простой народ, как мы с вами, обычные слушатели и зрители. Это вызов современному искусству, это естественная и правдивая критика, это нормальная боязнь нового...
Кто-то из группы в чёрных мешках неожиданно берёт подушку, подходит к "новаторам" и неторопливо херачит их по головам - всех по очереди. Медленно и раздумчиво. Все стоят с каменной мордой, никто не реагирует.
Певзнер: ...и классики в этот момент понимают, что есть, есть повод для критики и нападок! Не все понимают новые веяния - у них странная форма, странное содержание, может быть, они и вовсе уже вывалились из жанра и место им - в других местах?.. Но почему же так всё медленно и печально?
В этот момент неожиданно на сцене начинается форменное месилово. Все участники, одетые в мешки, хватают по подушке и начинают колотить соперников. Певзнер что-то восторженно комментирует. Участники побоища иза всех сил стараются сохранить каменные морды, но это плохо получается, они входят в раж. Зрители бурно реагируют - свистят, подбадривают, гогочут. С одного из участников сбивают очки, он ползает между ног сражающихся, их нащупывает. Слышны крики: "Белого убили!" Кто-то, наконец, разрезает перочинным ножиком одну из подушек (Гриша Певзнер) - и над сценой взлетает огромное облако из пуха и перьев. В этом облаке уже невозможно разглядеть, что именно происходит - видно только, что все уже бьются со всеми, и представители одного направления уже молотят сами себя в равной степени.
Певзнер пердит в дудку три раза.
Все участники перформанса мгновенно замирают в неестественных позах. Пух и перья медленно падают среди них, мерцая в лучах прожекторов. Очень красиво.
Певзнер: Друзья мои, мы стали свидетелями беспримерного зрелища - конфликт дуалистичности авторской песни предстал пред нами со всей пугающей яркостью и в реальных деталях. Я, право, затрудняюсь понять, кто же победил в этом сражении. Может быть, мир, дружба, жвачка?...
Зрители бурно протестуют.
Певзнер: Хорошо, хорошо, я понимаю, вам, как и мне, хочется определённости. Что ж, мы сумеем сейчас легко выявить победителя. Вот гляньте на этих прекрасных людей - представителей современного искусства. Мы назовём их "Пух"! А вот посмотрим на товарищей в чёрном - классиков - это будут "Перья". И сейчас по моему знаку вы, уважаемые зрители, воскликните "Пух" или "Перья" - в знак того, кого считаете победителем. И кто окажется громче - тому судьба и выпадет. Итак, "пух"?
Зрители: "Пуух!"
Певзнер: Прекрасно, прекрасно! А теперь - "перья?"
Зрители: "ПЕЕЕРЬЯЯЯЯ!!!!! ПЕЕЕЕЕЕРРРРРЬЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯ!!!"
Певзнер: Что, так тому и быть! Констатируем непреложный факт: классическая авторская песня снова оказалась на высоте, и ей не страшны никакие пертурбации формы и содержания. Новаторство пока не может расщепить наш жанр. Ура!
Зрители: УРААААААА!
Фигуры на сцене "отмирают" и начинают брататься с соперниками - рукопожатия, объятия, радостные слёзы...
Все счастливы.

ЗЫ. Певзнер, кстати, действительно читал лекцию в середине того дня на "Азии+". Это было зрелищно и сразу про всё. Но его идея про DNA творчества мне очень близка. Это, впрочем, отдельная тема, а я и так тут уже накатал многабукаф, хрен кто дочитает.
Tags: ап
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →