Игорь Белый (bujhm) wrote,
Игорь Белый
bujhm

Categories:

Путешествие в Марианскую впадину. Часть восьмая и эпилог

Часть Восьмая

Но вернёмся сейчас немного назад во времени и посмотрим, что стало с сестрицей Алёнушкой. Очнувшись от своего глухого и глубокого обморока, она сначала немного поплакала над унитазом, потом убрала следы последнего пиршества, суеверно не тронув Иванушкиного колпачка с блестевшим внутри остатком таинственной жидкости, села и начала думать, как быть дальше. Обстоятельно взвесив все "за" и "против", она решила отправиться на приём к своему гуру из американской церкви, который работал по совместительству районным шаманом и, как про него говорили сведущие люди, "на мистике собаку зъел". Алёнушка сунула в сумку отпугиватель тараканов без колпачка для вещественного доказательства, положила по привычке ключ под коврик снаружи двери и побежала на последний автобус. Районный шаман жил рядом со следующей остановкой метро в многоэтажном доме с бронзовой табличкой, извещавшей, что здесь в давние времена проживал некто со странной фамилией Гоков. Отстояв четырёхчасовую очередь и надавив кнопку звонка с подписью: "2 звонка - Г.-В.Кракен" Алёнушка прошла в темную комнату, где по углам зловеще горели пентаграммы. Она вытащила баллончик и без утайки рассказала шаману всё, что произошло, припомнив даже цвет глаз Князя и время, которое показывали церковные часы в монастыре. Шаман терпеливо слушал, скрёб редкую клочковатую бороду и смотрел в ночное окно. Наконец, он жестом остановил взволнованную Алёнушку, выхватил из её рук баллончик и засунул его куда-то за портьеру. Затем он начал колдовать по всем правилам своей нелёгкой шаманской профессии. Сперва он высыпал из мятого спичечного коробка все спички к себе на ладонь и подозрительно их пересчитал. Потом он прошептал над ними какое-то заклинание и подкинул в воздух. Спички упали так, что из них сложились буквы У, Ф, Х, Ч и знак копирайта. Шаман долго ходил вокруг них, приседая и что-то бурча себе под нос, наконец подошёл к муфельной печи, щипцами достал из неё тигель с расплавленным оловом и вылил в заранее заготовленный стакан с размешанной в воде зубной пастой. Полученная фигура имела поразительное сходство с тонкой женской кистью, изящно сложенной в кукиш с издевательски длинной фалангой большого пальца. Шаман только скрежетнул зубами, но ничего не сказал, помолчал ещё с полчаса, дергая себя за бороду, наконец прокаркал:
- До положительного решения продолжай означенный процесс, больше - лучше!
И решительно отвернулся к окну, давая понять Алёнушке, что настала пора следующего посетителя.

Усталая и раздосадованная Алёнушка только к утру добралась домой, где её уже ждала вся компания - неутомимый старикан Жак ив-Пусто проводил на кухне колоночную хроматографию капли, взятой из колпачка; океанолог и заядлый бард Сашка Подгородницкий храпел на диване, подложив под голову Книгу о Вкусной и Здоровой Пище. Килька Тося плавала кругами в тёплой ванне с растворённым в ней почти всем запасом соли, а расстроенный братец Иванушка в безобразном облике кырлы-мырлы висел на смесителе, неотрывно глядя на Тосю.
Вкратце объяснив Алёнушке ситуацию и разбудив Сашку, который, увидев сестрицу, страшно смутился и покраснел, Жак ив-Пусто устроил большой совет. После долгих дебатов и жарких споров было принято решение отвезти Тосю со следующей экспедицией Жака до Марианской впадины, а братца Иванушку и изобретённую им жидкость передать на изучение в Институт Прикладной Терапии, где действительно лечили любые болезни, но методом научного тыка, возведя интуицию в ранг аксиомы. Однако молчавшая до сих пор Тося вдруг заплакала и сказала, что не желает никакую Марианскую впадину, а хочет лишь одного - стать человеком, как братец Иванушка. Упомянутый, кстати, тоже наотрез отказался от принесения себя в жертву на алтарь научного эксперимента. Всем остальным стало неловко, и они замолчали, не зная, что и предложить. Алёнушка собралась с духом и решила рассказать про мудрый совет шамана, но тут кто-то позвонил в дверь.
Это оказался чрезвычайно возбуждённый Князь с пустой сумкой в руках:
- А они как свистнут, а он как гавкнет! Булькают... Сбежал!
- Кто свистит, - спросил профессор, - и кто гавкает?
- Да эти... - Князь никак не мог перевести дух, - Кальмары в колёсах свистят и в реке плавают. А Барбарис к ним побёг и гавкает. А они булькают...
- Что?! - крикнул Жак, - Какие кальмары в колёсах? Где?
- Вон там, - Князь побежал на балкон, - Вон, у берега! Сбежал Барбарис, сбежал Борька мой!
Берег, который показывал Князь, был абсолютно закрыт деревьями, но зато хорошо был виден монастырь. Он наливался грозным багровым светом и мерцал. Стрелки монастырских часов заметно дрожали.
- Ба! - прошептал Сашка, - Узнаёшь строение, профессор?
И тут они увидели Барбариса. Он мчался зигзагами по пустынной улице прямо в тупик, а за ним молча неслась стая огромных серых собак.
- Вперёд! - бросил клич бесстрашный Жак, - Борис в опасности, надо спасти царя!
- Какого царя? - выдохнул уже на бегу вниз Князь, - Это ж щенок...
Алёнушка со страхом наблюдала с балкона за событиями и всё рассказывала Тосе. Вот белый пушистый комок прижался к стене забора в тупике, вот на него молча нахлынула отвратительная серая волна, а вот наши подбежали, и впереди всех - Сашка! Серые псы ощерились и неохотно рассеялись, оставив лежащего Барбариса...



...- Жив! - успокоил всех профессор, тщательно осмотрев щенка на кухне, - Жив, но в шоке. Нужен полный покой.
- Борька! Барбариска! - причитал Князь, - Вот суки-то!
- Скорее, кобели, - улыбнулся Сашка, поймав восхищённый взгляд Алёнушки.
- Так вот, - вспомнила та, - Я тут у шамана была...
Братец Иванушка и Князь дежурили у спящего Борьки и не очень обращали внимания на шаманские заморочки, а вот Тося слушала внимательнейшим образом, будто что-то припоминая. Прослушав шаманское резюме, она спросила Алёнушку, как его звали.
- Кракен!!! Я знаю его! Алёнушка, милая, он ведь хороший! Он советует ещё раз выпить из колпачка, дай-ка мне его. Вдруг что выйдет, Кракен дурного не скажет...
Удивлённая Алёнушка протянула Тосе колпачок, капнула в воду, и в мгновение ока Тося превратилась под всеобщее изумление в прекрасную девушку с длинными ногами и задорно вздёрнутым носиком, обладательницу жёлтых и миндалевидных, (как утверждает моя жена), волшебных глаз.
- Кракен?.. - переглянулись Жак и Сашка, - Но...
Тося, словно всю жизнь ходила на двух ногах, бросилась к Иванушке, а тот, не дожидаясь никаких слов, стремглав вспрыгнул на стол, выхватил у Алёнушки свой колпачок и, прежде чем кто-нибудь смог остановить его, быстро выпил всё до конца.
- Иванушка!!! - страшно закричала Тося, ломая руки.
Гадкая кырла-мырла исчезла, но вместо неё возникла большая серая бабочка, сделала круг по комнате и приземлилась на плечо к Тосе.
- Иванушка, миленький, - глотала слёзы Тося, - За что мне всё это? Зачем я без тебя? Зачем мне эти ноги, зачем мне их будет сводить, если ты и слова молвить мне не можешь?



Сашка отпаивал Алёнушку, которой снова стало дурно, очнувшийся Барбарис тихо скулил; Жак, дёргая веком, нервно рвал салфетки на мелкие клочки. Остальные молчали. Волшебная жидкость кончилась, а восстановить её было уже невозможно.
- Кальмары в колёсах..., - пробормотал профессор.
Неожиданно Сашка встрепенулся, вскочил и присел к Барбарису:
- Боря, - медленно проговорил он, - На тебя вся надежда. Ты один только можешь помочь.
- Чего тебе от собаки надо, - грозно спросил Князь, - Дай ему лучше колбасу со шкуркой, пусть оклемается, бедный.
- Это не собака, это царь, - устало ответил Сашка, - Ну, Боря, давай! Чёрт в Замке время остановил, он больше не провалится. Тебя Гоков ждёт...
Щенок-царь Борис-Барбарис поднял глаза, тоскливо посмотрел на Сашку, на Князя и перевёл взгляд на бабочку. Затем он обхватил лапами голову и глухо гавкнул.
Грянул раскатистый гром, небеса превратились в собственный негатив, все бросились к окнам и увидели, как небо постепенно чернеет и съёживается, а внизу у монастырских ворот стоит маленький лысоватый старичок с собачкой на руках и всматривается наверх в поисках балкона на двенадцатом этаже. Наконец, небеса рассыпались сверкающими блёстками и вернулись в нормальное состояние, а сзади раздался голос Иванушки:
- Тося...
И Тося обернулась.




Эпилог

Как у любой волшебной повести, у нашей с вами истории обязательно сейчас будет эпилог, в котором мы попробует вкратце проследить судьбы всех главных и второстепенных героев.
Классный океанолог и бард Сашка Подгородницкий снова ходит в океанологические выезды, порой на несколько месяцев. Когда у него там выдаётся свободное время, он забирается в камбуз, попивает чаёк и пишет длинные письма в Москву для сестрицы Алёнушки. Возвращаясь из путешествий Сашка обходит все магазины в округе, накупает кучу вкусной еды, приезжает к Алёнушке и они пируют на славу. Только Сашка больше никогда не заходит в магазин "Океан" да и своим знакомым не советует. Через неделю, как правило, он опять уходит в свои выезды, и в почтовый ящик начинают сыпаться длинные поэтические письма. Алёнушка бросила ходить в американскую церковь и ходит теперь на курсы молодых домохозяек.
Наутилусы, как пропали тогда, так больше не возвращались. Порой я даже сомневаюсь, кто же настоящий хозяин этой истории - я или наутилусы? Их неустанно ищет по всему земному шару неутомимый весёлый старикан Жак ив-Пусто, попутно снимая на кинокамеру разные красивые виды и получая за это хорошую зарплату от своего французского правительства. Бывает он часто в Москве, мечтает снять многосерийный фильм "Подводная одиссея Ж.ив-Пусто: Московский Канализасьон", и будто бы Лужков уже подписал с ним предварительный контракт. В будущем году, говорят, профессор снаряжает крупную экспедицию в Марианскую впадину и берёт с собой Иванушку и Тосю ассистентами.
Что же касается этих двоих, то у них всё в порядке. (Где дерево?)
Славный друг по прозвищу Князь после того, как щенок Барбарис сбежал окончательно с какой-то сучкой и лысым пожилым гражданином, долго печалился, но обстоятельно поговорив с Сашкой, бросил экспериментировать с питием и теперь работает мастером-наладчиком на овощной базе - ставит сигнализации и, говорят, зашибает немалые деньги.
Неожиданно исчез районный шаман господин Г.-В.Кракен, прихватив с собой отпугиватель тараканов. Может быть, он уехал в Норвегию, но по расхожей версии, он приготовил из этого отпугивателя невиданное пойло, пить которое каждую ночь собираются все алкаши и бомжи округи.
Монастырь больше не мерцает, и недавно возле него видели очередную бригаду маляров - они смотрели на недокрашенную стену и что-то обсуждали, размахивая руками. Сашка иногда звонит Иванушке и среди прочего каждый раз загадочно спрашивает:
- Ну как монастырь, никуда ещё не провалился?
- Нет, - каждый раз удивляется Иванушка, - Куда ему проваливаться?
И впрямь, куда ему проваливаться, если Королева Мерцающего Замка давно вышла замуж за царя Борю, а чёрт доброго волшебника Гокова прочно и надолго остановил стрелки на монастырских часах. Ровно в восемь часов и двадцать восемь минут, взгляните сами.



Москва, 4 декабря 1995 года, 20:28




DW
Tags: напесал
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • 47 км

    Вот на этой электричке и поедем. И приедем на несуществующую станцию "47 километр".

  • такая жизнь сегодня

    Bujhm молча пьёт горячий чай с сахаром. Страдает .

  • Ждём фидбэка

    Бзаимпш! Смиренно жду обратной связи. Отзывы, впечатления etc. И не только я, а вся Звукоукладочная Артель. Спасибо всем, кто пришёл, и всем, кто…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment