Игорь Белый (bujhm) wrote,
Игорь Белый
bujhm

Categories:

Кино. "Парейдолия" (20??). Файл 1.

Сначала предыстория. Опыт переживания высокой температуры - вещь полезная, но, как правило, неприятная. Меня иногда сваливает раз в три-четыре года с температурой под сорок. Потом я через несколько дней из этого выбираюсь и опять огурец.
В этот раз поучительных приходов было два. Суть первого была в том, что я позабыл, кто я такой. И всеми силами пытался это установить. Но в том мире, в котором я оказался, причинно-следственная связь не работала, поэтому ничего не помогало. Очень устал. Никому не пожелаю.
Но зато - будто бы в извинение за эти игры абсурда - на следующую ночь мозг показал мне полнометражный художественный фильм. От кадра до кадра. Я восхитился и даже его запомнил.

Поскольку вы его точно никак не увидите, я вам его перескажу своими словами. Он довольно зрелищный, поэтому в некоторых местах придётся включать зрительную фантазию.

Кино называется "Парейдолия". Жанр - фантастика, детектив, приключения. Снято, судя по всему, в Америке. Например, для канала SiFi.

Сцена 0. Титры и вступление.
Темный размытый фон, движущиеся бесформенные пятна, беспорядочные разноцветные вспышки. Что-то похожее бывает видно, если сильно зажмурить глаза.
Постепенно из движущихся пятен начинают складываться уродливые лица. Звучат странные низкие растянутые звуки. Вроде человеческая речь, но сильно обработанная эффектом pitch.
Наконец, появляется мутная дрожащая и обесцвеченная картинка. Вид из постели на каких-то людей. Один из них - врач. Он держит в руке фонендоскоп и ручку и постукивает ими о поверхность стеклянного столика. Сочетание этих предметов и их отражения напоминает пасть некоего дракона, которая то смыкается, то размыкается. Взгляд "фокусируется" на этом совпадении - и через секунду "видит" настоящую пасть дракона, даже с чешуйками.
Взгляд "закрывается", снова врываются движущиеся бесформенные пятна. Нарастает шум. Постепенно он упорядочивается в некий "шаг гигантов". Вслед за ним движение пятен тоже упорядочивается, камера совершает отлёт назад - и становится видно, что это действительно шагают гиганты. Огромная толпа в каком-то тёмном неевклидовом пространстве. Они настолько громадны, что не обращают никакого внимания на смотрящего. Идут мимо, земля глухо вибрирует от их шагов, почти инфразвук.
Смотрящий на них вытягивает руку, показывает пальцем на одного из них. Кричит: "Эй! Эй, ты!"
Гигант, к которому обратились, замедляет шаг, выходит из строя, подходит ближе. Факин шит, он слишком огромен! Вроде уже подошёл, но всё ещё продолжает увеличиваться. Глаза его закрыты. Приближается чудовищных размеров лицо. Веки подрагивают и медленно раскрываются, из них брызжет нестерпимой яркости свет.
Свет заливает всё.

Сцена 1.
Свет постепенно растаивает, "проявляя" картинку. Видны обычные человеческие веки, только залитые ярким солнцем. Камера чуть отъезжает - видно лицо обычного молодого человека, который спит на кровати под одеялом. Трудно спать под ярким солнцем, поэтому человек начинает морщиться, елозить и закономерно просыпается. Одновременно врываются звуки обычного летнего дня - птицы, детские крики, машина мимо проезжает...
Молодой человек садится на кровати, трёт лоб, как-то неуверенно одевается. Выходит, пошатываясь, в гостиную. Там, судя по всему, его семья - мать и ещё несколько человек. Мать видит вошедшего, восклицает: "Кевин! Ты уже пришёл в себя? Мы так волновались!"
(Тут, в общем, неважно, как зовут главного героя, ну пусть будет Кевин).
Мужской голос сбоку: "Доктор велел тебе ещё пару дней валяться!"
Главный герой: "Да со мной всё нормально!"
Мать: "Хочешь есть?"
Дальше идёт обычный утренний разговор. Героя подкалывают, что валяться он не будет, потому что его подружка, мол, заругает. Тот отбрёхивается, что Дженнифер ему никакая не подружка, а так, знакомая. А валяться он не будет, потому что у него, во-первых, хвосты в колледже, а во-вторых, настоящая работа, на которую он должен ходить. Потому что он деньги зарабатывает и вообще большой.
Полезный разговор - сразу много подробностей про героя выясняется.
Наконец, герой отодвигает явно невкусный завтрак, встаёт и отправляется в душ. После ночи с высокой температурой оно способствует.

Сцена 2.
На афише фильма написано "12+". Поэтому приключения героя в ванной комнате сняты достаточно целомудренно. Девочкам, впрочем, можно повздыхать. Хабитус не представляет ничего особо выдающегося. Среднестатистический молодой человек, лет 18-19. Какая-то талантливая никому не известная молодая голливудская поросль.
Пока всё идёт обычно. Герой задёргивает занавеску, включает душ, набирает в руку шампунь (или что там у них ещё), начинает мылиться. Что-то напевает даже не особо музыкально.
Внезапно тихо звучит тревожная музыка. Что-то вдруг сейчас будет странное.
Герой неожиданно замирает, уставившись куда-то в угол ванной.
Камера показывает предмет, на который он смотрит. Это вроде бы обычная, ну скажем, мочалка. Только сложена как-то не так, по-особому.
Тут начинается интересный эффект съёмки, объясняющий, как герой начинает вот так "по-особому" видеть обычные предметы. Весь окружающий фон слегка размывается и теряет цвет. А предмет, точнее, нужные его детали - наоборот, прибавляют в яркости и чёткости. В дальнейшем в фильме этот эффект будет неоднократно повторяться.
Мочалка сложена так, что в ней ясно видно карикатурное лицо с клыками.
Снова общий вид героя. Он осторожно трогает мочалку ногой. Затем яростно смывает мыло с головы, протирает глаза, снова глядит на неё. Обычная мочалка.
"Помстилось" - думает герой, выключает душ, берёт полотенце и вытирается.
Музыка, однако, не пропадала - всё так же нагнетает слегка на заднем плане.
Крупно: голова героя, замотанная полотенцем, из дырки глядит его глаз.
Опять кадр "прихода" - кран ванной до странности напоминает лицо: глазки, носик, ротик. Довольно издевательское лицо, прямо скажем.
Герой срывает полотенце с головы, переводит нервно взгляд вбок, опять замирает. Зубные щётки на полочке рядом с зеркалом - кричащая рожа с вытаращенными глазами. Чья-то полураскрытая сумка на стиральной машине - мерзкое зубастое существо. Небрежно брошенный носок - лысый старик с неодобрительной миной. И музыка при этом - ты-дыщ! ты-дыщ!
Герой поспешно вываливается из ванной, с внешней стороны, довольно встрёпанный, но уже одетый. Захлопывает дверь, музыка затыкается.
Подходит к окну, смотрит. Вид примерно с четвёртого этажа на двор какого-то кондоминиума. Там что-то вроде детской площадки в центре, ходят люди. Внезапно из группок людей и деталей этой площадки складывается улыбающееся лицо. Музыка, будто ожидавшая этого, торжествующе воет. Герой отшатывается, яростно трёт глаза, снова выглядывает. Люди как люди. Двор как двор. Ничего зловещего.
"Кевин! - слышится из кухни. - Ты уже? Доктор говорил, чтобы ты к нему зашёл, как проснёшься".
"Вот это хорошая идея!" - явно решает главный герой. Давно пора.

Сцена 3.
Судя по всему, речь там идёт о каком-то семейном докторе. В Америке это принято. Если надо, приходит домой. А если всё хорошо, то ходят к нему в какой-нибудь медцентр.
Вот герой идёт по улице, слегка напряжён, оглядывается. Иногда шарахается, моргает. Но без особых приключений добирается до нужного медцентра, здоровается на входе с медсестрой, проходит до знакомого кабинета.
Основная беседа с доктором опущена, зритель и так понимает, что герой честно выложил все свои опасения в собственной нормальности. Доктор, пожилой уютный тёмнокожий дядька, однако, не сечёт фишку. Предлагает без особого энтузиазма "протестироваться". Герой пожимает плечами - мол, ладно.
Доктор достаёт из папки одну из таблиц Роршаха (что они там ещё могут достать в таком случае?) Какую-нибудь наиболее тупую, скажем пятую, с "летучей мышью". Присаживается за стол, приглашает и героя сесть напротив, кладёт рядом диктофон. Протягивает таблицу герою - умильно улыбается. Мол, рассказывай, что видишь. И нажимает кнопку диктофона.
Далее начинается бодрая, но слегка безумная музыка. Типа Шнитке с драммашиной. У героя загораются глаза, он вцепляется в эту несчастную таблицу и начинает беззвучно молотить языком. Часы на столе "прокручивают" стрелки. У доктора округляются глаза. Герой вскакивает, что-то показывает в лицах, яростно жестикулирует, объясняет. У доктора открывается рот.
Наконец, вся эта вакханалия заканчивается резким звонком мобильного. "Алё, у вас там всё нормально?" - это видимо, медсестра снизу.
Доктор приходит в себя, нажимает кнопку диктофона. Смотрит на героя со сложным выражением "да вы, батенька, монстр".
Тот как бы оправдывается: "Я же вам говорил. Повсюду вижу лица. В любых предметах. Ничего не могу поделать... Как жить?"
Доктор чешет репу. Наконец, до него доходит.
Он садится к компу и чего-то ищет в интернете, попутно объясняя теорию главному герою.
Это явление называется "парейдолия". Такое свойство человеческого мозга мгновенно находить закономерности в окружающем "белом шуме" природы. Самая главная закономерность, которую мозг отыскивает первым делом - лицо. Почему - не очень понятно, видимо, в какой-то момент эволюции это было критично для выживания. Так же непонятно, почему этот механизм сохранился в мозге современного человека. Может быть, он тоже во что-то развивается параллельно, а мы не знаем.
Тут доктор раскапывает в интернете известную историю про плохо прожаренный кусочек хлеба, на котором кто-то увидел Иисуса. Показывает главному герою и камере - вот ты тут видишь лицо? Тот распахивает глаза, корчит рожу, будто сейчас сблевнёт: "Это? Иисус? Кто ж такое сказал?" Очевидно, что герой видит там отнюдь не общепринятое изображение, а нечто иное.
Герою становится грустно. Неожиданно он "видит", что над доктором, который увлечённо уткнулся в монитор, склонился огромный блестящий скелет с явным намерением того или съесть, или хотя бы укусить. Герой непроизвольно вскрикивает. Доктор хватается за сердце. Они вскакивают и рассматривают какие-то медицинские приборы, укреплённые на стене, с разных ракурсов.
"Твою ж мать, Кевин! - говорит доктор. - Нельзя же так пугать. Вот тебе успокаивающее, например. А если парейдолия станет донимать, вот тебе блокнот и карандаш. Зарисовывай хотя бы, что видишь, мало ли, для науки пригодится."
С тем герой и отбывает. "Эй, ты сейчас куда?" - спрашивает его вдогон доктор.
"На работу, в мастерскую", - отвечает понурый герой, не знающий, чего ему ждать от подлой природы.

Сцена 4.
Как правило, среднестатистический молодой американский человек работает в автомастерской. У каких-нибудь друзей и знакомых. За смешные деньги. Взамен он получает статус "самостоятельного" и может покупать жвачку и презервативы в супермаркетах. Последние, правда, он пока складывает в ящик стола.
Наш герой - не исключение. Но, блин, ему ещё надо добраться до своей работы. И тут начинаются приключения и самая ценная зрелищная часть фильма.
Видимо, тупая пятая таблица Роршаха как-то повлияла на слабый мозг героя и что-то там включила. Потому что евонная парейдолия тут развернулась на всю катушку.
Звучит саундтрек какой-то группы. Мужской голос поёт что-то проникновенное и ритмичное по-английски. На героя начинают в нарастающем темпе "набрасываться" лица со всех сторон. Сплетение веток дерева - лицо. Трещины на асфальте - лицо. Морда наезжающего автомобиля - лицо. Сочетание двух автомобилей на перекрёстке плюс водосточный люк на переднем плане - лицо. Герой выхватывает блокнот и прямо на ходу пытается что-то зарисовывать. Яростно перелистывает страницы, черкает, мнёт страницы от нервов. Шарахается, едва не роняет пишпринадлежности.
Герой переходит на бег. Окна на торце дома плюс пожарная лестница - лицо. Узор из трещин на коре дерева - лицо. Облака в небе - лицо. Солнечные лучи, падающие сквозь дырявую крышу навеса - лицо. Герой уже бежит, не разбирая дороги. Группа наяривает.
Начинается какой-то индустриальный пейзаж. Очевидно, что там "лиц" становится на порядок больше. Бесконечные глаза-заклёпки, кривые носы-трубы, зубы-заборы. Всё агрессивно. Группа херачит финальный аккорд. Герой куда-то падает без сил.
Пауза и тишина.
Герой осторожно поднимает голову. Над ним нависает ржавый бак. В его нижней части - как и ожидалось - пара глаз-винтов с прямым шлицем, кривой носик-краник и драная щель рта. Но при этом всё это сочетание выглядит совсем не страшно, а умилительно. Поэтому герой не даёт дёру сразу. А может, потому что просто забегался.
И герой открывает рот и начинает жаловаться ржавому баку на жизнь. Мол, что вам всем от меня надо, я обычный человек, чо пристали? Проникновенно и убедительно. На хрена мне эта парейдолия, жил без неё, не тужил, а теперь что делать, а? Что делать, я спрашиваю?
Неожиданно в эту паузу с "носика" бака падает огромная капля. Выглядит, как ответ на стенания главного героя. Тот удивлённо смотрит вниз, куда эта капля свалилась. Там замусоренная лужа. В луже лежит грязный полиэтиленовый пакет с рекламой супермаркета. Рекламируемый логотип представляет собой большую толстую стрелку. Мол, иди туда. Всё.
Герой встаёт, смотрит в указанном направлении. Видит, что дороги особой нету, а вдали какой-то мост. Поперёк.
Что ж, в таком состоянии любой совет на пользу. Герой бормочет "спасибо" в пространство и нетвёрдым шагом уходит в сторону моста.

Сцена 5.
Каждый пацан в Америке знает: любой мост имеет две стороны реальности. Сверху ездят машины, воняет выхлопом и нет ничего интересного. Зато под мостом - начинается иной мир. Там всегда что-нибудь происходит судьбоносное. Под мостом живут особенные люди - бомжи. Они всегда помогают главному герою.
Поэтому герой, вообще не раздумывая, идёт под мост. Там течёт некая речка-вонючка, опять же много мусора. Горит костерок, на треножнике висит котелочек, жизнь продолжается. Только пока никого нет. Герой плюхается на картонки, приваливается к одной стенке моста и уныло смотрит на противоположную. Она вся в невообразимых пятнах и разводах. К тому же от речки на стенку падают солнечные пятна, и чего там герой опять видит - можно только догадываться. Но явно раздолье.
Герой так же уныло достаёт из кармана жёваный блокнот и начинает что-то в нём чёркать, без особого энтузиазма, поглядывая на стенку напротив.
И вот в кадре появляется бомж. И сразу становится понятно, что фильм снимали не студенты, а серьёзные люди. Потому что в роли бомжа мы видим неподражаемого Моргана Фримена. Это великий афронегр. Пожилой статный чёрный дядька с веснушками. Он обычно снимается в роли какого-нибудь седовласого мудрейшины. Ибо он умеет так вещать, что ему все верят. Вот абсолютно. Даже если он будет нести полную ахинею, у всех зрителей отпадёт челюсть - потому что это Морган Фримен. Он Знает.
Кроме этого, Морган Фримен невообразимо элегантен в любом наряде. Хоть в какашку его наряди - это будет великая какашка. Поэтому нет никакого сомнения, что в костюме бомжа он выглядит суперимпозантно.
Увы, главный герой настолько туп, что этого не понимает. Сидит с отсутствующим видом и чёркает в своём жёваном блокнотике, как завещал доктор.
Бомж Морган Фримен подходит к костерку и помешивает варево в котелочке. От этого котелочек становится настолько особенным... впрочем, я отвлекаюсь.
Бомж Морган Фримен смотрит на героя, вздыхает со значением и подсаживается к нему на картоночку. Какое-то время ничего не происходит (и не надо!) Потом Бомж Морган Фримен позволяет себе тактично подсмотреть, что там калякает герой.
Крупно: мятые страницы. На них: злые бобры, добрые пауки, морда лягушки, корявая рысь в прыжке, морда слона... Нарисовано, к удивлению, довольно неплохо.
Бомж Морган Фримен переводит взгляд туда же, куда устремлён главный герой. Вздыхает со значением. Открывает рот и произносит:
- Неглубоко ловишь.
Герой застывает. Потом медленно поворачивает голову.
- Что?
- Неглубоко глядишь, говорю.
Бомж Морган Фримен, кряхтя, встаёт и продолжает:
- Ты видишь поверхностно. Тебе доступны черты лиц, формы тел. Простые эмоции. Страх, удовольствие, ярость... Научись глядеть глубже. На-ко вот, откушай.
Это Бомж Морган Фримен снял с костерка котелочек и даёт его вместе с ложкой главному герою. Тот хлебает, как зачарованный. А Бомж продолжает:
- Не спеши. Тебе дано многое. Возьмёшь его постепенно. Только научись смотреть.
Крупно: охреневшее лицо главного героя.
Крупно: невыносимо мудрое лицо Бомжа Моргана Фримена с мягкой улыбкой.
Чёрт, сцена закончилась, жаль!

Сцена 6, с перебивками.
Главный герой идёт по улице. Видимо, всё-таки по направлению к своей автомастерской. Его больше не корёжит по разным поводам, выглядит он по-прежнему ошарашенным. Ещё бы, сам Морган Фримен... всё, молчу.
По дороге ему попадается небольшой кованый забор, выкрашенный белой краской. Это упорядоченная структура, к тому же каждая "балясина" в нём украшена нехитрым, но повторяющимся орнаментом. Герой осознаёт, что пока он смотрит на него, его попускает. Потому что это не "белый шум", из которого чуть что выскакивает излишняя информация, а гармонический ритмичный узор. Герой трогает его руками, медленно идёт вдоль него с глупым счастливым видом. Шепчет: "Боже, какая красота!..." Звучит что-то вроде канона Пахельбеля.
Неожиданно врывается голос встречного прохожего: "Конешно, красота! Эту церковь наши прихожане построили на свои деньги, пригласили лучшего архитектора из самого Нью-Йорка..."
Главный герой смаргивает. Музыка обрывается. Напротив стоит лысый дядька в подтяжках, довольно тычет рукой на какую-то церковь, что-то восклицает. Благодатный узор закончился. Герой тупо смотрит на церковь, на дядьку. Обрывает его: "Я про забор!" - "Что?"

Перебивка сцены.
Доктор в своём медцентре нажимает кнопку вызова медсестры. Та довольно быстро приходит. Доктор протягивает ей диктофон. "Тут довольно интересный материал. Набери мне его текстом, душечка". Медсестра пожимает плечами, берёт диктофон, уходит. Доктор чешет в затылке, сидит в задумчивости. Встаёт с места, ещё раз усиленно разглядывает медицинские причиндалы, укреплённые над монитором.

Наконец-то главный герой добирается до автомастерской. Сразу с порога, прикрывая глаза рукой, кричит: "Эй, Джо! У нас есть спирограф?"
Выходит Джо, мощный устрашающий детина в майке, заляпанный маслом, мазутом и ещё хрен знает чем. Забавно, что голос у него тонкий и почти просительный. "Слушай, Кевин, ну как тебе не стыдно? Я тебя жду с утра. А сейчас сколько время, ты знаешь? Ты на часы смотрел?"
Герой непреклонен. "Джо, всё потом объясню. Сейчас мне нужен спирограф. И срочно".
Разумеется, в американской автомастерской можно найти спирограф. Даже с автоматическим ходом. Это такая огромная доска с ватманом, по которой плавно ходит система из шестерён, досок и карандаша. Спирограф рисует узоры. На кой ляд узоры в автомастерской - не спрашивайте. Наверное, они с их помощью проектируют кузова автомобилей.
Главный герой вцепляется в спирограф, забивается в дальний угол и запускает его. Усиленно втыкает, как из-под карандаша медленно появляются упорядоченные кривые линии, и ловит кайф. Звучит расслабляющая музыка.

Перебивка сцены.
Молодая миловидная девушка в интерьере комнаты. Собирает какие-то мелочи в сумочку. Явно куда-то собирается.
В комнату заходит пожилая дама. "Дженни, ты куда? - "Ах, мама! Гулять, гулять!"
Дженни выскакивает в общую гостиную. Там её замечает некий молодой человек, навроде брата. Одет он в какую-то форменную одежду, похожую на полицейскую. "Дженни! Опять к своему хахалю?"
Девушка яростно сопит. Такой тип характера - быстро заводится. "Во-первых, он мне не хахаль! Мы только познакомились! А во-вторых, назло тебе, вот сейчас ему и позвоню!"
Братцу эта эскапада, как с гуся вода, он гогочет. Вертится перед зеркалом, явно наслаждаясь своей формой.
Дженни выскакивает на крыльцо. Хмыкает, оглядывается. Достаёт мобильный, набирает номер.

Главный герой втыкает в спирограф. На ватмане уже нечеловечески сложный узор. Звонит телефон. Герой с усилием отрывается от своего занятия, берёт трубку. "Дженни? Э-э... Пойдём, конешно..."
В кадр просовывается бугай Джо, ещё грязнее, чем прежде. Сообщает: "Ты, это, чувак... Если чувствуешь себя плохо, сходи, конешно, прогуляйся, чего там... Мотор я и сам смогу перебрать."
Герой чешет в затылке, останавливает спирограф и решительно выходит из кадра.
Джо втыкает на то, что нарисовал спирограф, челюсть его плавно открывается.


продолжение следует
в жж одним куском не лезет
Tags: кино, напесал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments