Игорь Белый (bujhm) wrote,
Игорь Белый
bujhm

Categories:

Пишут о Штирлице

Рецензия о мюзикле от Аси Анистратенко.
Фотографии Вадима Кантора, с 13 показа.

Много важной для меня информации.




     — В «Гиперионе» идет мюзикл, на который стоит сходить. Если этот лидер-абзац кажется вам достаточно убедительным, и вы не любите спойлеры, не надо читать дальше. Следите за афишей: «Штирлиц. Попытка к бегству» появляется в ней примерно раз в месяц. Я же попробую рассказать о том, что видела, для тех, кто тоже видел. Мне кажется, это сейчас важнее для всех.
     Вы еще читаете? ОК, я предупредила. Тогда пару слов для вас.
     Почему на «Штирлица» стоит сходить? Я постараюсь не ездить долго на теме того, как трудно, физически трудно в наше времяТМ делать вообще что-либо творческое. У нас война, замечали? И кризис, и вот это вот все. Но «Штирлиц» - это тот редкий случай, когда творческое событие возникло не «для», не «надо» и не как ответ на вопрос «где взять денег». Оно возникло от избытка себя и от поиска для себя новой формы. Потому что невозможно было не. И вы это почувствуете, потому что невозможно не.

     Надеюсь, в этой фразе никто не усмотрит состава розжига: я люблю эгрегоры и их плоды. Мощнейший эгрегор творческой ассоциации поющих авторов «32 августа» («единый фейерверк разнородных талантов», цитирую я сайт 32-го) был создан задолго - а именно, почти за двадцать лет - до «Штирлица». И крутился себе, как маленькая спиральная галактика, по своим песенным делам, пока все изначально составляющие его величины не выросли настолько, чтобы торопиться успеть побольше до первых внуков. Величины-то выросли, а эгрегор остался, питаемый, в основном, центральным созвездием Белый-Городецкий. Сияли «Белые слеты», рос «Гиперион», но форма авторской песни заметно теснила и жала, а организационная нагрузка не утешала вовсе, потому что не отвечала на главный вопрос.
     Пора сказать, что автор музыки и текстов мюзикла «Штирлиц. Попытка к бегству» - Михаил Капустин. Теперь пора рискнуть сказать, что Мише Капустину повезло: эгрегор был рядом, и Мишу засосало. Рядом оказалась та волшебная, мало кому обетованная среда, куда можно принести начало и сказать: что-то хочется с этим сделать, давайте?
     И они дали. Потому что у них тоже был главный вопрос (нет, не тот, который «где взять денег»).
     И это при том, что все базовые скилзы, отточенные на момент начала, у большинства исполнителей, как я понимаю, все же были исполнительские, а совсем не актерские. И это при близком к полному отсутствии ресурса - морального, материального, временного. Это при том, что ухарская вольница, когда безудержный креатив поступал в одном тюбике с сигаретами и водкой, давно, извините, позади - по крайней мере, у мужской части бригады. Все ужасно взрослые и серьезные люди (хи-хи), которым по чесноку некогда: работы, дети, семьи. И тут вдруг мюзикл. Упс. Да не разово, для своих, а всерьез и для всех.
     Надо отдать должное коллективу: из невероятно тугой фактуры они выжимают все, что можно. Потому что меньше всего спектаклю повезло с литературным материалом. Это же надо было! Взяться именно за Штирлица, который - как образ - навечно завис где-то между лиозновско-тихоновским нордическим брюнетом и подчеркнуто догадливой жестянкой из анекдота. Качни налево, получишь бессмысленный повтор. Качни направо - получишь фарс. Оттого Штирлиц Капустина в исполнении Олега Городецкого - это <SPOILER MODE> пассивный субъект, вокруг которого перемещаются плотные певучие обстоятельства, а он все сидит, наморщив нордическое чело, и обозначает: намерения, страдания, мизансцены, реакции и прочую суету. И ни одного гэга нельзя себе позволить! «Штирлиц» - это очень серьезное кино.</SPOILER MODE>
     К слову, по пути в «Гиперион» я откуда-то набралась ожиданий. Мне привиделось в отрывках других рецензий, что будет чуть ли не политическая сатира, некая фига в кармане, закадровый мессидж. Ан нет. «Штирлиц» Капустина - в смысле текст - оказался изделием - в смысле кармана - полым. Хорошо, почти полым. Аккуратно наполненным. Я бы сказала, что Штирлиц выходит на середину и осторожно останавливается. См. выше: шаг влево, шаг вправо. Поэтому все очень достоверно и самоочевидно. Чуть более, чем. Пастор Шлаг, говорят нам, подумывал сбежать в нейтральную Швейцарию. «В Швейцарию, в Швейцарию, в Швейцарию!» бодро машет чемоданом пастор (где еще увидеть Игоря Белого с наперсным крестом?). Хор подпевает. И действительно: в Швейцарию. У центра нет связи с агентом, подсказывает закадровый голос (нет, не Копелян, но как без закадрового голоса?). «Нет связи!» раскатисто подтверждает Центр, и это на десять минут.
     Не будем трогать фабулу, это мое слабое место, память на чужие истории: я и у оригинального-то Штирлица не помню, что за чем шло и кем погоняло. Примем как факт: интрига немного перекроена, а в какую сторону и что из этого получилось - сходите посмотрите сами, зуб дам, ваше мнение будет гораздо круче моего.
     Я же разглядывала персонажей и думала: почему все так? Почему эти профессионально милые, в общем-то, люди, привыкшие петь со сцены с гитарой, не говоря уже о вполне мирских занятиях, заполняющих остальное время их жизни, - почему они все уходят из дома по вечерам и собираются для того, чтобы бесконечно шлифовать и перешлифовывать, улучшать и перекладывать историю о людях сложной судьбы в совсем уж замысловатых обстоятельствах из далеких дней?
     И поняла примерно следующее (Кэп, ваш выход): «Штирлиц. Попытка к бегству» - это внутренняя заявка на театр. Не капустник для своих, собраться поржать и разойтись, нет. Не «Штирлиц-концерт», хотя местами похоже. И все же нет. Заявки бывают, знаете, на гранты. Вот это заявка - на грант доверия. Или так: на изменение. Это новый ствол, прививка на старом дереве, которая транслирует новую программу и может дать новые и новые плоды. Но садоводческая метафора хороша там, где есть твердая рука умышленного агронома. Здесь же пока никто, кроме эгрегора, своих планов на ситуацию не построил. Я, наверное, не ошибусь, если скажу, что - в лучших традициях вечно безлидерского «32-го августа» - у этого театра нет ни выраженного главного режиссера, ни ответственного худрука (как нет, извините, нормальной сцены). Зато у них есть Михаил Капустин, сработавший добротную крупную форму и доверивший ее непрофессиональным, но очень требовательным к себе актерам. Кстати, текст - а я придирчива, если кто не знает! - качественный, не попса. Кстати, музыкальные темы внятные и цепкие, как положено мюзиклу, я сразу унесла с собой три из них. Кстати, если бы вам надо было поставить мюзикл в собственной кухне, вы бы примерно поняли, как приходится извращаться сценографу, кого бы я под этим ни имела в виду. Кстати, все, что происходит на микроскопической сцене «Гипериона», смотрится на несколько порядков органичнее, чем в любом отечественном телесериале. За все представление только один человек только на одну секунду выпал из образа и сразу же вернулся обратно (не скажу). Итого: зачет.
     Еще у них есть вполне профессиональная консерваторская девушка Наташа Тарвердян на клавишах, и на ее беглых пальцах держится весь темпоритм спектакля. Видеть надо, как ее лицо сияет над партитурой. Есть слаженная ритм-секция и четкий свет. Есть (ну да) крылья за спиной, потому что эгрегор и все такое. И заметные драйв и честь для новичков - войти в состав, потому что. И много еще чего.
     Поэтому (вы еще тут?) на «Штирлица» идти надо. Новенький театр - музыкально-литературный, состоящий на 100% из самостоятельно пишущих и поющих людей, ногой as far as I know не ступавших в актерские вузы - имеет пока структуру решетчатую и хрупкую. В него многое еще можно добавить и многое ему дать. Нужны зрители. Ребятам надо, чтобы их отражали. Чтобы само это их существование длиной 1 час 15 минут («или как Натаха заиграет») не казалось никому - а главное, им самим - галлюцинацией. Тогда они будут гнать вперед своего «Штирлица» и думать над остальным.
     И я забыла сказать: нет, не обязательно любить авторскую песню, чтобы выслушать «Штирлица». Правда, к мюзиклам надо все-таки быть лояльным. Это важно.
     Вокруг вас будет час с лишним хорошей легкой музыки, перед вами будет новая история хорошо известных героев. И обязательно что-то свое, личное, что выносят зрители со всякого хорошего спектакля.
     Хочу отметить особенную, трепетную органичность Марии Гескиной в роли Радистки Кэт, а также в роли всего женского в этой истории. Игорь Белый без зазоров сливается с ролью Пастора Шлага. Профессор Плейшнер (Алексей Ушаровский) - я считаю, просто находка кастинга. Радист Эрвин в исполнении Николая Сбытова неожиданно взял за душу своей нехитрой колыбельной: единственный реверанс в сторону авторской песни, а у меня, знаете, душа не так уж близко лежит, чтобы до нее легко было дотянуться. Олег Городецкий, умученный титульной ролью, хорош как прижизненный памятник разведчику Исаеву: исполнителю же желаю дополнить репертуар ролями характерными, комедийными, потому что очень интересно посмотреть, что получится. Хорош Провокатор Клаус в исполнении Алексея Дзевицкого. Блестящий момент для меня лично был в арии Мюллера «Перевербовал», когда хорошо разогнанная музыка пришла в точку неминуемого «и разбойники пустились в пляс!» - бинго! Марат Манашков, главный по гестапо - как и положено, веселится намного больше других, которым средненько так смешно. В роли Связного вам может встретиться Борис Богданов, но мне достался Павел Крикунов - в первый раз, но очень убедительно вышедший под осветительные приборы.
     Так, я, кажется, всех назвала? Кроме, пожалуй, Любви к Родине, о которой все это. Идите же, терпите скорей. Следующий эфир «Штирлица» будет не знаю когда. Но я вам обязательно напомню.
     Афишу смотреть тут: http://hyperionbook.ru/tag/%D0%A2%D0%B5%D0%B0%D1%82%D1%80

https://www.facebook.com/assia.anistratenko/posts/10205767093996607


































Tags: штирлиц
Subscribe

  • Сонгбук 1

    Всё, уже можно написать. Летом я начал работу над своим первым сонгбуком - по альбому "Карман для Августина" (1996). Это сборник текстов и аккордов к…

  • Загадочная надпись

    История о непонятной средневековой надписи, которую нельзя прочесть, но значение её известно. Из этого была сделана очередная игра-энигма в…

  • "Америка" Кирилла Еськова

    Я так горжусь этой книгой, будто сам её издал. Но это не так. Поэтому приходится делать что-то вокруг этого издания и гордиться уже этим. Ну, печать…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments