Игорь Белый (bujhm) wrote,
Игорь Белый
bujhm

Categories:

Фаорово. Истории с изнанкой. 4. Змей Горыныч

Описание проекта и первая глава


© Ирина Петелина. Работа не является иллюстрацией текста.

История 4. Змей Горыныч

— Папа, а что ты делаешь?
— …
— Папа, а ты будешь летать, да?
Горелая спичка полетела на землю.
— Папа, а можно я тоже попробую?
— Кхе! Нет!
Ещё одна горелая спичка отправилась щелчком за камни. Там валялась уже приличная горка. Змей Горыныч потряс полупустой коробок и вздохнул. Дыхание никак не желало загораться — спичка от него только гасла.
— Папа, дай! Я знаю, как надо, я видел! — маленький Жругрик выплясывал вокруг папы, страшно отвлекал и мешал сосредоточиться.
— Послушай, сынок! — строго сказал Змей Горыныч. — Если я узнаю, что ты без спроса таскал спички и играл с ними...
— Нет, нет! Я никогда! Папа, а Сварька — дура! Она в меня камешками пуляется! А я ей сказал, что...
— Он сам дурак! — заявила его сестра, наполовину высунувшись из пещеры. — Выдумывает какие-то глупости, а потом обижается, когда его уличают во вранье.
— Это не враньё! — обиженно завопил Жругрик. — Я его видел, он настоящий! А ты просто курица!.. Папа, она опять камни хватает!
Змей Горыныч почувствовал, что у него темнеет в глазах и не хватает воздуха. Опять эти вечные ссоры и перепалки, ну сколько можно?
— А ну хватит! — рявкнул он и с облегчением почувствовал, как меж зубов у него сама собой проскочила искра, и дыхание с громким хлопком занялось ровно и сильно.
Дети в испуге присели. Змей Горыныч аккуратно отрегулировал пламя и начал набирать тёплый воздух внутрь себя.
— О, ты собрался на прогулку? — супруга стояла на пороге и, щурясь от солнца, смотрела на Змея. — Не сочти за труд, заверни к лавке, ну к этим... У них сегодня вроде завоз. Возьми пару корон с изумрудами, око Железной совы, полкило асфоделевой пыльцы и пачку макарон. Список писать не буду.
— Но, дорогая, — попытался возразить Змей Горыныч, покорно принимая длинную авоську — изумруды и пыльца это всегда пожалуйста, но откуда у перехожих купцов макароны?
Та лишь пожала плечами.
— По крайней мере за спрос денег не берут. Дети, отойдите, папа поднимается.
Змей Горыныч набрал уже достаточно горячего воздуха и заметно раздулся. Покачиваясь, он стал медленно взмывать, отплывая от каменистой горки, на которой стояло провожающее семейство. До ушей его долетали обрывки разговора:
— Это был василиск! Я видел!
— Мама, ну что он врёт всё время?
— Василиск? А ты лапы мыл после него?.. А ну марш домой!
Поднимался лёгкий ветерок, и Змей Горыныч постепенно набирал скорость. Неожиданно авоська в его руках дрогнула, и он скосил взгляд вниз. Ну конечно — пока она волочилась по земле, в неё уже успели заскочить местные, которым вечно куда-то надо. Он заметил нескольких матрон с хозяйственными сумками, стайку детей с самокатами и даже одного путника. Путник скромно сидел с краю, прижав к груди большую птичью клетку с раскрытой дверцей.
"Вот чмурики!" — неодобрительно подумал Змей Горыныч, ловя поток восходящего воздуха. В принципе, он был не против таких попутчиков — весят они немного, да и хлопот не доставляют — едут себе и едут.
Настроение стремительно улучшалось. Отсюда, с высоты земля была удивительно красива. Под Змеем Горынычем разворачивались дальние дали, леса на холмах внизу были похожи на крылья бабочки. Правые — это тёмно-зелёные Большой Древлес и просто Древлес, левые крылья — Пущелес, посветлее, и берёзовое крыло, чьего названия Змей Горыныч никак не мог запомнить. Там, где у бабочки было тельце, и куда сходились все леса, сиял небесной голубизной Синий пруд. Вдали справа была видна и часть Длинного озера, но вода в нём отливала серой сталью, возможно из-за облаков, которые висели над ним. Прямо внизу плыли разноцветные прямоугольники полей центральной усадьбы.
Змей Горыныч поравнялся с почтовым аистом. Тот летел в том же воздушном потоке, почти не шевеля крыльями. В клюве он нёс несколько свитков с печатями.
— Доброго здоровьичка! — благодушно приветствовал его Змей.
Аист слегка скосил глаз и степенно кивнул.
— Какая погодка, нынче, а? — продолжал Змей Горыныч. — В самый раз для полётов! Последний раз такая месяц назад была. И ветер сегодня правильный — утром туда, вечером обратно, как заказали. Вам же ветер тоже важен?
Аист чуть наклонил голову в знак того, что слушает.
— Право же, нет ничего лучше свободного парения на ветру! — продолжал Змей Горыныч, нимало не смущаясь молчанием собеседника. — Странно даже представить, как в древности этого не понимали. Всю огневую мощь тратили на какую-то ерунду, простите. На рыцарей конных, пеших... Посевы портили. Спрашивается — зачем? Ведь так просто использовать энергию для полёта с пользой для себя и окружающих. Я думаю, у нас и в мире всё складывается так же — к экономии и пользе, это такой закон природы — чем проще, тем лучше, вы как считаете?
Аист прикрыл веки и сглотнул.
— Ну конечно, вы согласны! — засмеялся Змей Горыныч. — Я вам больше скажу, это и на молодое поколение распространяется. Вот у меня двое — Жругрик и Сваренька, чудесные малыши, я в них души не чаю, так они... Вы ведь любите детей?
Свитки выскочили из клюва аиста и, кувыркась, понеслись вниз. Аист прокричал что-то неразборчивое и, сложив крылья, камнем ринулся догонять разлетевшуюся почту. Змей с тревогой следил за ним.
"Догонит — не догонит? Нет, наверное, не догонит... А что это там внизу громыхает, интересно?"
Он с недоумением заметил тонкую бечёвку, привязанную где-то сзади него и уходящую к земле. На противоположном её конце была приличная куча пустых консервных банок, которая, как живая, подскакивала, производя при этом изрядный грохот и поднимая тучи пыли.
"Только спокойно, — думал Змей Горыныч, закрыв глаза. — Только спокойно. У меня пассажиры."


История 4. Изнанка

Змей Горыныч — внешне классический дракон. Особенность его заключается в том, что он предпочитает летать, надувшись горячим воздухом, нежели портить окружающим жизнь.
Схема его огнедыхания вкратце следующая: во-первых, выдыхаемая смесь должна быть горючей, т.е. измениться по составу. У Змея Горыныча это возможно в определённые периоды, связанные с настроением. Если приводить человеческие аналогии, то это нечто вроде появлении какой-то психологической мотивации. Змей должен быть решительно настроен к чему-то, к какому-то действию — без этого его дыхание не сможет загореться. Второе условие — искра. Она проскакивает между верхними клыками, служащими пьезоэлементом, в момент, когда дракон испытывает сильную эмоцию. Данный Змей Горыныч — семейное существо, с флегматическим характером, поэтому он часто использует спички для запала.
После того, как дыхание его загорелось, Змей Горыныч может его "привернуть" до уровня бытовой конфорки, спрятав внутри челюстей, а затем медленно накачивать в себя дополнительный воздух, нагревая его на этой импровизированной горелке. Горячий воздух поступает в специальный резервуар внутри тела дракона, функционально близкий к рыбьему плавательному пузырю.
При этом, даже полностью готовый к полёту, Змей Горыныч не теряет определённого внешнего изящества.
Крылья у него есть, но он предпочитает не махать ими для полёта (хотя может, отчего ж нет), а ставить в качестве парусов — для минимального управления направлением движения. Движется он туда, куда дует ветер.

Семейство Змея Горыныча обитает на каменистых холмах к юго-западу-западу от Змеиного болота. Живут они в пещере. Вокруг на пустоши разбросаны домики "чмуриков" — фермеров и скотоводов.

Супруга: Атанарга Щековна, домохозяйка
Дети: Сварвара (старшая дочь), Жругр (младший сын)

Относительно того, кого мог видеть Жругрик — речь идёт о василиске, в которого мало кто верит даже в таком сказочном царстве. Тем не менее, он существует. Однажды дети чмуриков его случайно находят в каких-то горелых камнях на пустоши и пробуют приручить. Чтобы наладить с ним контакт, они пытаются привлечь Жругрика как дракона похожего вида и переводчика, но тот терпит фиаско. При этом у растущего василиска постепенно проявляются все неприятные свойства, известные по легендам — в районе его гнезда начинают появляться окаменевшие насекомые, мелкие животные и птицы. Дети чудом избегают гибели, но потом выясняют способ действительного приручения этой твари — с использованием собственной крови.

Перехожие купцы — жители иного мира, чья деятельность основана на торговле. Здесь они появляются только в одном месте — крайняя восточная оконечность Пущелеса. На опушке находятся две пещерки, обращённые входами друг к другу, на расстоянии метров 15. Между ними проложены рельсы для удобства. Купцы в определённые дни выезжают на тележках-вагончиках с товарами из одной пещерки с утра, а вечером скрываются в противоположной — чтобы не терять времени. Откуда и куда идут рельсы — не знает никто. На прилавках у купцов обычны разнообразные магические артефакты. Супруге Змея Горыныча они нужны, скорее, для украшения жилища, нежели для чего-то иного.

Путешествие местных жителей в авоське Змея Горыныча — явление привычное и обыденное. Местные знают направление ветров.

Путник с птичьей клеткой. Сообразно его представлением о родине (которая, конешно же, является раем), птицы там свободно залетают в клетки, чтобы поклевать зерна, попеть и пообщаться. Путник пытается проверить это, провозя по воздушному маршруту открытую клетку — вдруг кто-то залетит.

Лесные массивы Древлеса — выглядят тёмно-зелёными сверху: это сосново-еловые леса. Пущелес — смешанный: осина, берёза, ель. Крыло, название которого Змей Горыныч "не помнит", состоит только из берёз, это светлый лес. Особенность его заключается в том, что там кто-то живёт — кто умеет управляться с памятью окружающих свидетелей. Можно зайти в эти берёзовые края, что-то поделать, с кем-то пообщаться — но после выхода оттуда память об этом стирается начисто и весьма аккуратно. Я тоже не помню, как называется этот лес.

Почтовый аист уже был описан в первой истории. Выглядит, как обычная птица своего вида, только значительно крупнее размерами. Терпеть не может маленьких детей, вплоть до упоминания о них.

Правильный ветер (опять привет Фраю!). В общем, в этом мире почти всегда "правильный" ветер, Змей Горыныч утрирует. Утром и днём он дует с юго-запада на северо-восток, вечером и ночью — обратно. Собственно, этим дракон и пользуется, чтобы отправляться из своего логова куда-то и обратно.
Недалеко от логова Змея стоит аэродромный "полосатый сачок", показывающий направление ветра.

Разумеется, консервные банки — это проделки Жругрика. Дракон волнуется, как бы не сбить режим горелки — это громкие звуки, излишнее пламя и болтанка по вертикали.

Сообразно своим привычкам Змей Горыныч коллекционирует спичечные коробки (этикетки). Предел его мечтаний — серия, посвящённая истории воздухоплавания.
Малопонятных существ, живущих в Длинном озере, он опасается и не стремиться встречаться с ними.


1. Русалка 2. Леший 3. Анчутка 4. Змей Горыныч 5. Кощей (изнанка)
Tags: напесал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments