Игорь Белый (bujhm) wrote,
Игорь Белый
bujhm

Categories:

Фаорово. Истории с изнанкой. 5. Кощей

Описание проекта и первая глава


© Ирина Петелина. Работа не является иллюстрацией текста.

История 5. Кощей

Дождь лил с самого утра. Капли чертили по стеклу замысловатые дорожки, сливались, расходились. Некоторые капли застывали на месте, словно в раздумьях, куда им податься, а некоторые — стремительно неслись вниз, к разбухшей от сырости оконной раме.
Кощей стоял у окна. С недавних пор его не покидало ощущение странной неуютности. Словно кто-то за ним наблюдает — ни хороший, ни плохой — просто равнодушно рассматривает, но никуда от этого наблюдения не скроешься. К тому же нестерпимо хотелось чихать.
Кощей вынул из кармана белоснежный платок, посмотрел на него, вздохнул и положил обратно. Нужно было как-то сосредоточиться.
Он подошёл к платяному шкафу, распахнул створки, быстро глянул на себя в зеркале сбоку, поправив галстук — шагнул внутрь…
...и оказался в пустом тамбуре несущейся во весь опор электрички. Кощей оглянулся — в этот раз он вышел из вагонного электрощита. Створки его были распахнуты, но вместо проводов и приборов в нём виделась часть комнаты в дождевом сумраке.
Кощей аккуратно затворил электрощит и прошёл в вагон. Тот, как обычно, был пуст. Кощей уселся у окошка — на нём ползли точно такие же капли, с той лишь разницей, что они пытались это делать горизонтально. За окошком под серым небом неслись поля, перелески и посадки ветрозащиты. Здесь хорошо думалось под стук колёс и не докучали попутчики. Иногда за окном мелькал пустынный полустанок с невысокой платформой, но электричка даже не замедляла ход.
"Анчутка, что ли?" — вздрогнул Кощей и попытался присмотреться к улетающей станции в завесе дождя. — "Да нет, что ему тут под дождём делать?"
За спиной стукнули раздвижные двери — кто-то вошёл в вагон. Кощей не обернулся. Вошедший, судя по звукам, был с какой-то неудобной тяжёлой ношей. Не стал проходить к сиденьям, пощёлкал чем-то и вдруг неожиданно громко и гнусаво возвестил:
— Доброго пути, уважаемые пассажиры! Сегодня я хочу предложить вашему вниманию песню о бренности сущего! Пусть эти незамысловатые слова скрасят ваше путешествие!..
Бодро забренькала чуть расстроенная гитара, женский хриплый голос начал выводить песню. Кощей закрыл глаза, вытянул ноги под скамейку напротив и попытался подумать о чём-нибудь хорошем. Но аутотренинг не получался. Певица самозабвенно заливалась: "И в окруженьи нежных стерв, когда натянут каждый нерв, грызёт, грызёт сомненья че-е-ервь!.."
Наконец, концерт закончился. Исполнительница дошла до скамейки, где сидел Кощей, и плюхнулась напротив. Разумеется, это была Кикимора. Вся обвешанная значками и фенечками. На продуктовой тележке изолентой был примотан гитарный комбик, гитару она положила рядом.
— Ну как? — Кикимора явно напрашивалась на комплимент. — Здорово, правда?
Кощей вздохнул и молча отвернулся к окну. Кикимору это не задело.
— Ты это, не печалься. А то с утра хмурый ходишь. На вот, возьми себе.
Кикимора сняла со своей куртки один из значков и ловко прицепила Кащею на лацкан пиджака. Насколько тот успел заметить, там была чья-то фотография.
— Что это? — Кощей постарался спросить без выражения.
— Фанский знак! — гордо объявила Кикимора. — Портрет автора. Уж больно песня хорошая, про бренность.
— Спасибо. Мне пора.
Кощей поднялся с места и, не прощаясь, отправился вперёд по проходу. Кикимора сзади хмыкнула.
Сосредоточиться не получилось — значит, надо было переходить к активным действиям. Например, разобраться с погодой.
Кощей прошёл по всем вагонам до самого первого. Дверь в кабину машинистов была незаперта. Внутри никого не было, только на пустом кресле сидел большой серый кот и уныло смотрел на залитое дождевыми струями окно, на котором нервно дёргались щётки дворников.
Кот повернул голову к вошедшему и тяжко вздохнул. Один глаз у него сильно слезился.
Кощей вытащил носовой платок и, бормоча что-то невразумительное про "масиков", стал протирать коту глаз. Кот терпел молча.
Приведя животное в порядок, Кощей отступил на шаг и полюбовался. Теперь можно и домой возвращаться.
Но и дома покоя, как оказалось, не было. Едва Кощей протиснулся через ближайший электрощит в свой платяной шкаф, как услышал странные звуки. На подоконнике с той стороны окна сидел насквозь мокрый аист и, действуя клювом как стамеской, пытался вскрыть форточку. Кощей поспешил ему помочь, но вместо слов благодарности аист деловито пропихнул ему в комнату сложенный листок бумаги и, тяжело сорвавшись с подоконника, растворился в дожде.
Кощей развернул письмо. На вырванном из тетради листе в клетку было размашисто написано одно слово: "Проникновение".

— Я что-то тебя не пойму, парень. — Леший чесал бороду пятернёй. — Ну ладно ты прёшься напролом по свежим посадкам и задаёшь идиотские вопросы типа "где я". Но как-то ведь ты сюда попал? По какой-то дороге пришёл? Иначе ведь не бывает, так?
— Да я понятия не имею, как я сюда попал! — в сердцах воскликнул его собеседник — мокрый очкастый парень в джинсах и клетчатой рубашке. — Про это и говорю в который раз. Шёл по улице, завернул за угол — там дорога через сквер, кусты. Я иду сквозь них по дорожке — а кустов всё больше. А потом смотрю — лес, и куда идти, непонятно.
— Темнишь, ой, темнишь… — засомневался Леший. — Просто так сюда народ не попадает. А ты, часом не путник ли?
— Что? — удивился парень. — Ну наверное, в какой-то степени путник. Иду вот куда-то...
Леший махнул рукой:
— Да не, я же вижу. Травинки не завязываешь. Да и путники дорогу не спрашивают. Что же мне с тобой делать?
— Ну как что? — снова удивился очкарик. — Просто скажите, куда идти, чтобы попасть обратно.
— Твоё "обратно" только ты знаешь и больше никто, — вздохнул Леший. — Могу тебе только предложить идти вперёд, это будет моё "обратно". Не факт, что оно тебе поможет, но другого я не знаю.
Парень с сомнением посмотрел на сплошную мокрую листву прямо по курсу.
— А там есть разве какая-то тропа?
Леший лукаво подмигнул ему:
— А вот сейчас как раз и узнаем. Да не бойся, дождь уже кончился, это с листьев капает. Флинт! Эй, Флинт!
И он оглушительно свистнул, на ходу раздвигая мокрые ветки.

— То есть это не ты написала? — удивился Кощей.
Баба Яга пожала плечами.
— Ну, в общем, не важно, кто это написал, — продолжал Кощей. — Налицо проблема. Думаю, не надо объяснять, что для нас означает проникновение.
— Смешение реальностей, — кивнула Баба Яга. — Где-то в нашей защите прокол, а где — непонятно.
— Как твоя ступа? — спросил Кощей. — Надо хотя бы визуально определить, кто именно проник и где находится. О его целях и причинах будем рассуждать позже. С Горынычем у меня связи нет, аист, видимо, на маршруте, остаётся единственный летающий транспорт.
— Ступа! — саркастично усмехнулась Баба Яга. — Её чинить надо. Ключ на тринадцать нужен.
— И именно этого ключа у тебя, конешно же, нет? — уточнил Кощей, присаживаясь у рабочего верстака и выдвигая ящик с инструментами.
— У меня много чего нет. И не пытайся найти плоскогубцы, у меня их тоже стащили.
Кощей рассеянно поворошил ящик: ворох разномастных отвёрток, непонятные железяки, какая-то золотая шишка, садовые ножницы, масляный насос… Разумеется, Анчутка здесь побывал раньше. И хорошо, если взял инструменты, чтобы действительно починить беседку, а не для того, чтобы сделать конную повозку для русалки.
Кощей встал, отряхнул руки и ногой задвинул ящик обратно.
— Аэросъёмка отменяется. Что ж, в таком случае опросим всех на Предстоянии. Может, кто что видел.
— Пойдём, — согласилась Баба-Яга. — Пора уже, темнеет. Сейчас, только термос захвачу.

В центре лесной поляны горел небольшой костёр. На толстые брёвна, разложенные вокруг него, был постелен полиэтилен, чтобы было не мокро сидеть. Мрачный Кощей, ни на кого не глядя, разглаживал на коленях очередной белоснежный платок. Сегодня собралось довольно много обитателей здешнего мира — но ни один из них не имел ни малейшего понятия о том, что кто-то чужой проник сюда.
Анчутка сосредоточенно строгал ножиком ветку, Домовой, размешивая сахар в кружке, о чём-то шушукался с Банником, ёж Альфред меланхолично раскладывал камушки. Кикимора просто отрешённо смотрела на огонь. Пожалуй, только одна Баба-Яга была занята делом — пыталась предложить горячего чая из термоса очередному путнику. Тот не обращал на неё никакого внимания и плёл свои вечные травинки, греясь у костра.
У Кощея были очень нехорошие предчувствия. Если граница между мирами действительно начала стираться, всем придётся отсюда уходить. Бросать хозяйство, привычный образ жизни, сложившиеся отношения. Да и совершенно непонятно, куда идти. Некий невидимый и бесстрастный наблюдатель, по ощущениям Кощея, уже стоял буквально у него за спиной и буравил взглядом затылок. Время посиделок заканчивалось, а так ничего и не прояснилось.
— Хопа! — неожиданно заорали откуда-то сбоку.
Кощей вздрогнул. Из самой гущи затрещавших кустов на поляну вывалился Леший и дурашливо раскинул руки.
— А вот и мы! Не ждали?
— Где ты шлялся со своей белкой? — спросила его Баба-Яга. — Тут серьёзные дела творятся.
Леший будто бы не обратил на неё внимания и упёр руки в боки.
— И если кто-нибудь мне ещё раз скажет, что я не способен закрутить тропу вдоль по перпендикуляру… Нет! Если нам с Флинтом кто-нибудь это скажет...
На поляну к свету важно вышла толстая белка и протянула лапки к огню. Леший продолжал упоённо хвастаться:
— Да я вам даже не скажу, сколько раз мы сложили дорогу… Ох ты, самое главное забыл. Гости у нас.
Из-за плеча Лешего показался незнакомый человек в клетчатой рубашке. Смущённо кашлянул, оглядывая сидящих у костра.
— Здравствуйте!
И стал протирать очки.
Кощей замер. Вот и всё. Что и требовалось доказать. Это человек из обычного мира. Он просто пришёл сюда по лесу, и ничто ему не помешало. А за ним придут ещё люди — ведь им тоже ничего не помешает. Миры смешаются, и чья-то история на этом закончится.
Краем глаза Кощей отмечал, как ведут себя другие в этот момент. Ёж Альфред уже свернулся клубком. Анчутка вскочил, вытаращив глаза на незнакомца и выронив ножик с веткой. Домовой с Банником прижались друг к другу и зажмурились. Баба Яга тянется к термосу. Кикимора? Кикимора уставилась на человека и глупо расплывается в улыбке. Даже путник что-то почувствовал и сердито кидает свои травинки в костёр…
-...А оказалось, что сложить три направления в один вектор очень просто, это как два байта переслать, — по инерции закончил свою тираду Леший и удивлённо огляделся. — Да что с вами такое? Чаю перепили, что ли?
В голове у Кощея словно что-то щёлкнуло и ярко осветилось. Всё встало на свои места. Это не проникновение. Это…
Человеческий мир не может стоять на месте. Люди меняются, меняется их культура, язык и мировоззрение. Появляются новые понятия, новые сказки. И новые персонажи. В конце концов, мы сами ведь как-то попали сюда когда-то — и кто сказал, что на этом должно всё закончиться?
Кощей встал и торжественно поднял руку, успокаивая собравшихся у костра.
— Не бойтесь! Всё в порядке. Здесь нет чужих, — и тепло обратился к человеку. — Здравствуй! Мы рады тебя видеть. Садись к огню. Мы тебе всё объясним и покажем, да и с жильём что-нибудь придумаем.Ты к нам надолго и это замечательно. Добро пожаловать в наш мир, Программист!


Изнанка следует

1. Русалка 2. Леший 3. Анчутка 4. Змей Горыныч 5. Кощей (изнанка)
Tags: напесал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments