Игорь Белый (bujhm) wrote,
Игорь Белый
bujhm

Categories:

"ПРОХВОСТ". Графопоэза

В русской культуре, насколько мне известно, нет точного определения этому виду искусства, хотя известно оно ещё с античности. "Эмблемные" стихи, "фигурные" стихи - в разные времена привлекали поэтов своей странной гармонией; из известных европейских стихослагателей ими занимались, например, Стефан Малларме и Гийом Аполлинер. У нас же можно привести в пример Иосифа Бродского ("стихи-фонтаны") и Андрея Вознесенского. Сейчас встречаются определения "графические стихи" и "текст-арт".
Чем именно является это направление - тоже неясно. В принципе, это можно назвать стилем, поскольку оно всё - литературно-художественный стиль. Это можно пристегнуть и к понятию жанра (при этом вспоминая замечание Б.Томашевского о принципиальной невозможности классификации литературных жанров). Но мне кажется это не совсем верным: жанр - это то, что определяется культурно-историческим и личностным контекстом - "английский детектив", "рыцарский роман", "чеховский рассказ". Понятие "техника" тоже подходит и тоже наполовину - в данном случае оно означает, что можно теоретически взять текст и, пользуясь определённым конечным набором технических приёмов, придать ему ещё и свойства произведения изобразительного искусства. Где-то так проходит, а где-то - нет. Американец Чарльз Пирс, например, интересным образом переработал "Ворона" По, заодно назвав это "техникой художественной хирографии", - где каждое слово принимает форму того, что оно обозначает. Есть и другие техники - когда строки текста образуют геометрическую фигуру не своими краями, а всей линией строки.

Удивительные эти вещи живут в той загадочной области поэзии, которая вплотную граничит с графикой и каллиграфией. Места нехоженные и малоизученные для западной культуры. Для себя, чтоб мне было проще, я использую собственный термин графопоэза - поэтическое произведение, которое может быть формально оценено по канонам изобразительного искусства. Если проще - "стихи, которые надо рассматривать".
Пожалуй, самой известной в мире графопоэзой является стихотворение Льюиса Кэррола "LongTail" из "Алисы в Стране Чудес" - основанное на игре слов "tale" - "рассказ" и "tail" - "хвост" и выполненное графически в форме хвоста. Мартин Гардинер в своих комментариях к этой книге приводит интересную версию появления этого текста. Поэту Уильяму Теннисону, современнику Кэррола, как-то приснилось, что он написал во сне чудесную поэму о феях. Поэма была замечательна помимо прочего ещё и тем, что первые строки у неё были длинные, а к концу укорачивались в двусложные, - и именно этот факт остался у Теннисона в памяти от всей поэмы. Поэт поделился с Кэрролом этими впечатлениями, последний же - восхитился, запомнил и впоследствии применил в своей сказочной повести. (Об удивительном феномене снящихся стихов я когда-то писал уже, в частности про Кольриджа с его "Ксанаду".)

Трансляция графопоэзы в контекст другого языка - вещь не просто экстремально-захватывающая, но и довольно поучительная. Предложу вашему вниманию подборку нескольких переводов "LongTail" на русский, из известных мне на настоящий момент. По субъективной последовательности.


1.
Оригинал текста


`Mine is a long and a sad tale!' said the Mouse, turning to Alice, and sighing.

`It IS a long tail, certainly,' said Alice, looking down with wonder at the Mouse's tail' `but why do you call it sad?' And she kept on puzzling about it while the Mouse was speaking, so that her idea of the tale was something like this:--

`You are not attending!' said the Mouse to Alice severely. `What are you thinking of?'

`I beg your pardon,' said Alice very humbly: `you had got to the fifth bend, I think?'




2.
Андрей Кононенко


Мышь повернулась к Алисе и сказала с дрожью в голосе, грустно и тяжело вздыхая: "Мой длинный рассказ про то, ...что ...он, прохвост подлый, однажды... В общем, дело было так."
"Рассказ про хвост длинный -- это понятно, но как может быть хвост подлым?" -- размышляла Алиса вслух, глядя на хвост Мыши и пытаясь вообразить подлый хвост. Поэтому рассказ мыши представлялся ей примерно так:

Однажды от жары Мышонок
В погребе прохладном захотел укрыться,
И надобно ж беде случиться,

Что там голодный старый рыскал Кот.
Мышонок -- ну и пусть.

Хоть чем-то поживиться,
Но делу дать хотя законный вид и толк,
Мурчит: "Как смел пробраться ты в мое жилище
И воровать мое богатство?!"

И сцапал Кот его в свои когтищи.
-- Но я...
-- Молчи! Знавал твое я братство.
-- Но я ни в чем не виноват!
-- Судить тебя за кражу буду.
-- Но где свидетели, где адвокат?
-- Вот здесь тебе я помогу,
И адвоката, и судью -- всех заменить смогу.
-- И так, статья...
-- Но я...
-- Короче, приговорен ты к "вышке"!
Таков был суд для бедной серой
мышки.

"Ты совсем не слушаешь! О чем ты только думаешь?" -- строго сказала Мышь Алисе.
"Извините," -- робко ответила Алиса -- "если не ошибаюсь, вы остановились на третьем изгибе хвоста."

Зачем переводчик сюда вплёл крыловскую басню - мне неведомо. Стилизовано из рук вон плохо, идея и дух графопоэзы загублена на корню.




3.
Николай Старилов


- Это длинный и печальный рассказ, - начала Мышь, но на слове рассказ она закашлялась и издала какие-то нечленораздельные звуки, которые Алисе показались похожими на слово "хвост".
- Это и вправду длинный хвост, - сказала Алиса, с удивлением разглядывая мышиный хвост, - но почему вы называете его печальным? - и она стала ломать себе голову над этим вопросом, в то время как Мышь, не обратив ни малейшего внимания на ее замечание, начала свой рассказ.
Вкратце ее история такова:


                         Старая ведьма 
                        поймала в доме 
                      мышь и строго 
                    ей сказала: " А ну-ка 
                    марш на суд!" 
                    А мышь кричит 
                    в ответ:" Пошли" 
                          Пусть знают 
                                Все, что 
                               Я ни в чем 
                               Не виновата!" 
                                     И вот они 
                                        пришли на 
                                             суд, но 
                                             что же 
                                            тут за 
                                       Суд? При- 
                                       сяжных 
                                    нет, и ад- 
                                   воката 
                              нет, нет 
                          даже про- 
                      курора! 
                      А кто ж 
                      судья? 
                       Цепной 
                         Барбос! 
                           А ведьма 
                                тут ска- 
                                зала:"Ты, 
                                   Мышка, 
                              не волнуйся, 
                              я отработаю 
                                за всех - 
                              за суд и 
                            проку- 
                           рора. 
                        И спра- 
                      ведливый 
                        приговор 
                           получишь 
                             ты немед- 
                                 ля - при- 
                                    говорю 
                                   тебя я 
                                  к сме-
                                   рти!


- Вы не слушаете, - строго сказала Мышь Алисе. - О чем вы думаете?
- Прошу прощения, - ответила Алиса с подобострастием. - Вы кажется приближаетесь к пятому изгибу?

Сохранена форма "хвоста", но оказалось непосильным сохранить стихотворение. Переводчик - приверженец техники буквального перевода, в результате чего и имеет место быть загадочная "старая ведьма", которая ни к селу, ни к городу. Собственно и весь перевод в такой технике тяжёл и скучен, в нём нет ничего от языковой игры.




4.
Юрий Нестеренко


- Рассказ мой называется "Прохвост"; он длинный и печальный, - Мышь повернулась к Алисе и вздохнула.
"Про хвост? Он действительно длинный, -- подумала Алиса, с удивлением разглядывая хвост Мыши, -- однако что же в нем печального?" И поскольку она все пыталась разрешить эту загадку, пока Мышь излагала свою историю, то и сам рассказ в представлении Алисы выглядел примерно так:

          Хищник сказывал
                   мышке, Ее
                       встретив
                        в домишке: "Эй,
                          пойдем-ка,
                            тебя я
                           Привлекаю
                        к суду!
                     Отклоняю
                  протест я,
               Налагаю
                арест я,
                  Потому что
                     с утра я
                      Себе дел
                        не найду.
                        Мышка
                     молвит
                   пройдохе:
                "Ваши
             доводы
              плохи, Без
                 судьи и
                     присяжных
                      Зря устроим
                             возню!"
                              Хищник
                            рявкнул:
                         "Неважно!
                      Я и суд, и
                    присяжные!
                 Разберу
                твое дело,
                   Осужу и
                        казню!"



- Ты не слушаешь! - строго сказала Мышь Алисе. - О чем это ты задумалась?
- Простите, пожалуйста, - смиренно произнесла Алиса, - вы ведь, кажется, дошли до пятого изгиба?

Вот, наконец-то, стихотворение, даже ритм передан верно. Впрочем, о поэтических качествах текста пока речи нет.




5.
Владимир Набоков


- Мой рассказ прост, печален и длинен, - со вздохом сказала Мышь, обращаясь к Ане.
- Да, он, несомненно, очень длинный, - заметила Аня, которой послышалось не "прост", а "хвост". - Но почему вы его называете печальным?
Она стала ломать себе голову, с недоумением глядя на хвост Мыши, и по-тому все, что стала та говорить, представлялось ей в таком виде:

       В темной комнате,
            с мышью  остав-
               шись вдвоем, хит-
                 рый пес объявил:
                   "Мы  судиться пой-
                     дем! Я скучаю
                        сегодня: чем вре-
                          мя занять? Так
                          пойдем же: Я
                        буду тебя об-
                     винять!" "Без
                   присяжных, - вос-
                 кликнула мышь, -
               без судьи! Кто
            же взвесит
          тогда оправ-
            данья мои?"
               "И судью, и
                 присяжных
                   я сам заме-
                     ню", - хитрый
                        пес объя-
                        вил. - "И
                     тебя
                   я каз-
                 ню!"


- Вы не слушаете, - грозно сказала Мышь, взглянув на Аню. - О чем вы сейчас думаете?
- Простите, - кротко пролепетала Аня, - вы, кажется, дошли до пятого погиба?
- Ничего подобного, никто не погиб! - не на шутку рассердилась Мышь. - Никто. Вот вы теперь меня спутали.

Прекрасный перевод. И пусть это "пёс", а не кот. И пусть размер не тот, неважно. Здесь хорошо видно, как "парафрастическая" техника перевода, выбранная Набоковым, натыкается на загадочное препятствие в виде этой графопоэзы. И приходится изобретать что-то прямо на ходу.




6.
Нина Демурова - Самуил Маршак


- Это очень длинная и грустная история, - начала Мышь со вздохом. Помолчав, она вдруг взвизгнула:
- Прохвост!
- Про хвост? - повторила Алиса с недоумением и взглянула на ее хвост. - Грустная история про хвост?
И, пока Мышь говорила, Алиса все никак не могла понять, какое это имеет отношение к мышиному хвосту. Поэтому история, которую рассказала Мышь, выглядела в ее воображении вот так:

                                  Цап царап
                                     сказал мыш-
                                           ке: Вот ка-
                                            кие делиш-
                                            ки, мы пой-
                                             дем с то-
                                          бой в суд,
                                            я тебя
                                         засужу.
                                    И не смей
                                    отпираться,
                                      мы должны
                                        расквитаться,
                                         потому что
                                            все утро
                                               я без де-
                                                ла сижу.
                                                 И на это
                                                   нахалу
                                                  мышка так
                                                    отвечала:
                                                  Без суда
                                           и без след-
                                          ствия,
                                     сударь, дел
                                   не ведут. -
                                     Я и суд,
                                       я и след-
                                          ствие, -
                                          Цап-царап
                                          ей ответ-
                                         ствует. -
                                     Присужу
                                       тебя к
                                          смер-
                                             ти я.
                                              Тут
                                              тебе
                                             и ка-
                                              пу-
                                              т
                                              !


- Ты не слушаешь! - строго сказала Алисе Мышь.
- Нет, почему же, - ответила скромно Алиса. - Вы дошли уже до пятого завитка, не так ли?

Это мой любимый вариант перевода. Идеальное сочетание обеих техник. Но бывает и по-другому хорошо.




7.
Борис Заходер


Мышь повернулась к Алисе и тяжело вздохнула.
- Внемли, о дитя! Этой трагической саге, этой страшной истории с хвостиком тысяча лет! - сказала она.
- Истории с хвостиком? - удивленно переспросила Алиса, с интересом поглядев на мышкин хвостик.- А что с ним случилось страшного? По-моему, он совершенно цел - вон он какой длинный!
И пока Мышь рассказывала, Алиса все думала про мышиный хвостик, так что в ее воображении рисовалась приблизительно вот такая картина:

                         Кот сказал бедной
                        мышке: - Знаю я
                      понаслышке, что
                  у вас очень тонкий,
                 изысканный вкус,
                 а живете вы в норке
                         и глотаете корки.
                               Так ведь вкус
                            ваш испортиться
                               может, боюсь!
                         Хоть мы с вами,
               соседка, встречаемся
             редко, ваш визит я бы
          счел за особую честь!
           Приходите к обеду
             в ближайшую
                среду! В нашем
                  доме умеют со
                    вкусом поесть!..
                                   ...
                          Но в столовой
                        у кошки даже хле-
                              ба ни крошки...
                               Кот сказал:
                              - Пустяки!
                        Не волнуйтесь,
                      мадам! Наше
                    дело котово -
                  раз, два, три,
                    и готово -
                      не успеете
                       пикнуть,
                            как на
                                стол
                                 я по-
                                  да-
                                  м
                                   ! 


- Ты не слушаешь,- ни с того ни с сего сердито взвизгнула Мышь,- отвлекаешься посторонними предметами и не следишь за ходом повествования!
- Простите, я слежу, слежу за ним,- смиренно сказала Алиса,- по-моему, вы остановились... на пятом повороте.

У Заходера есть Божий дар языка - потому он и может легко применять технику свободного перевода ко всему, за что ни возьмётся - ему хватит своего неповторимого таланта и лексического юмора, не уступающего кэрроловскому.
Надо бы ещё отметить, что и в оригинале, и в разных русских изданиях "Алисы" для точной передачи "хвостатости" применены шрифты с постепенным уменьшением кегля, чего я не стал скрупулёзно делать здесь. Благодаря этому видно, что заходеровский перевод выдерживает и этот чисто графический критерий.


Что ж, всё к тому, что в этом мире есть ещё на что посмотреть, открыв рот. И всякая графопоэза - тому хороший повод.
Tags: литературоедение, раскоп
Subscribe

  • Космический ликбез

    Появились два прекрасных видеролика по космическому ликбезу. Сделано качественно и познавательно. Первый - про Луну, она мне близка. При участии не…

  • "Голубая мечта"

    Знакомые из клуба авиареставраторов прислали ролик. Три с половиной года они восстанавливали легендарный самолёт Ил-14 в Тушино. Эта модель держалась…

  • Луна. Кратеры

    Продолжаем пялиться на Луну. Но не просто так, а со смыслом. В прошлый раз мы дошли до темы лунных кратеров, но так как я понаписал существенно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

  • Космический ликбез

    Появились два прекрасных видеролика по космическому ликбезу. Сделано качественно и познавательно. Первый - про Луну, она мне близка. При участии не…

  • "Голубая мечта"

    Знакомые из клуба авиареставраторов прислали ролик. Три с половиной года они восстанавливали легендарный самолёт Ил-14 в Тушино. Эта модель держалась…

  • Луна. Кратеры

    Продолжаем пялиться на Луну. Но не просто так, а со смыслом. В прошлый раз мы дошли до темы лунных кратеров, но так как я понаписал существенно…