Игорь Белый (bujhm) wrote,
Игорь Белый
bujhm

Categories:

Письма Пантеону от Гвардея

То есть я правильно понимаю, что кто-то ещё не слышал о Игоре Иванове из Томска? Хотя бы о знаменитых его "Письмах Пантеону от Гвардея".
Пойду тогда, покурю, пепельницу брать не буду с собой - всё на голову пойдёт. А вы пока почитайте...




Шёл бы ты солдатиком

Шёл бы ты солдатиком

Оно и тебе гонор немалый, и Родине нашей нежданная подмога и нечаянное спасение, быть случится тебе попасть куда надо в нужный момент времени «Ч». Знаю, что возраст твой не мал уже, пора глобальней чего подумывать про геополитику, однако ты поразмысли, какие тебе приятности это влечёт.
И вот ты домой придёшь при форме, то есть сабля кривая, кинжалы везде висят, диагоналевое галифе, какого свет не видывал, тужурка с ментиками, пистолет дизельный, пулемёт секретный, который за углы может стрельнуть, всякие цурикены, как у ниндзей принято, сапоги-хром со шпорным механизмом, усы кавалергуардские и прочие отметины которых все не перечислить, поскольку и сам их не заметишь, пока не придёт момент времени «Ч». И вот все родные как к тебе бросятся, защитничек закричат, опора и надёжа, кровушки своей не жалко, значит, геройский парнишка, и целовать начнут за твоё будущее геройство. Ты, конешно, их рукой всех отстранишь и начнёшь разоблачаться, то есть постепенно с себя скидывать всё это геройство, чтобы предстать перед родными таким, каким ты при рождении присутствовал, а родные ни в какую, кричат дескать, герой он без сабель и кинжалов как бы некая мокрица, нет, нет, надень, надень где было! Вот тут-то ты и прозреешь, гусарка ты эдакая, тут-то и поймёшь, как хорошо при форме!

вот отобедал, ус свернул в дугу, да, скажешь, пора на поле боя, чтобы враг себя не чувствовал безударным, а чтобы на всё согласным – это да. Все, конечно, руками восплещут, а куда девать? Надо. И ты на лошадку свою бронебойную сел, да и поехал. А они, конешно, прогрустят маленько, да и на боковую, видеть свои боевые мужественные сны и твои нечеловеческие потуги на поле брани.
И вот ты в своей военной стихии, то есть лимонки свистят, товарищ на товарища ложится вдруг на друга весьма печальный кончиною как своей, так и товарища, реактивные удары и химический понос, радиоактивный загар и косой сабельный удар вдоль и поперёк организма. Ты, право, держишься холодцом, то есть сидишь себе на взгорочке и кампари гложешь, вокруг невесть бог знает что, а ты то и дело ятаганом своим отражаешь несносные удары супостата, дабы после нанести не менее подлый и смертоносный ударец, влекущий нездоровые последствия, как ты сам уразумел ещё в своём боевом детстве, воспитанный валькириями, ну, ты сам помнишь, ты их ещё боялся очень. Скрип коней, ракетный крик, стоны убивающих, генералы бегают, планшетками потрясая, армагеддон кричат, то есть война и мир Бондарчука покойничка.
И вот виктория, ты ж самый мужественный, посколь единственный сохранил свои причиндалы в наличии и при напряжении, соответствующему негласному стандарту. Тут тебе медальон в грудку вставят, на шею какой-то веник весь в цветках, дамы все в белом тебе будут разные вещи петь, в основном про слаженность управления различных родов войск при проведении совместных учений против вероятного противника, а в условиях реальных боевых действий - войсковых операций на уровне «бригада - корпус – фронт».
И вот домой опять, конечно, лошадка твоя бронебойная вся заплатками, да и сам из крови и чирьев состоишь, но дома все довольны, твои фото продают по соседям, бюстик соорудили весьма бронзовый, тортик тебя уже третью неделю ждёт, «Смерть героя». Приезжаешь, а тебе жена про геройство кричит - заходится, соседи вообще опупели от зависти, своих жертвенных козлищ куда попало посылают, дескать, езжай, такую же славу принеси, а то мы тебя упозорим так, что и сами будем не рады. А вечерком, во дворике, чирьи выдавливая, сядешь и начнёшь про свои боевые доспехи сказки строить, изображая руками неясные моменты, хотя ты же знаешь, это же не опишешь, это же надо воочию, как ты своим хребтом.
И вот сабли да кинжалы развесишь где красиво, галифе да тужурку заскорузлые под стекло, раные рваны польёшь коллодием, обнимешь жену, и сразу эдак уразумеешь, что страничка сия жизни была для тебя весьма. А то и мне спасибо скажешь, а коли нет, боевой дух твой весь улетучился ещё в те ранние годы, когда ты дворовую собачку Шошу боялся, помишь ли Шошу, собачку дворовую? Помнишь, помнишь собачку Шошу. Кусалась собачка Шоша, ой, как кусалась Шоша-собачка…

Гвардей - спаситель людей.


* * *


А я ведь, Пантеон, и вправду бандит

Я и тебя научу бандитом быть как.

Матушка твоя (она ж наша, местная) не иначе, как сильновидящая, сразу меня раскокала, уж и не знаю только, где она волшебные палочки взяла. Ты, конешно, не веруешь, а ты вот матушке отпиши – кто, дескать, у вас там самый неумолимый и отчаянный? Она тебе сразу телеграмотку стучит: «Бандит Гвардей Цытыла in corpore, твой бывалый одноглазник».
Вот тут-то ты сразу и поймёшь, матрёшка ты матросская, что сколько лет ты потерял ради мещанской душонки и иного ложного чувства, и не знал лихой вольной жизни и истинного нонконформизма, от которого душа в пятки заходится!
А я тебя научу.

Первое дело ты оборудуйся. То есть купи маленький огненный самострел – многострел, цепку с грузилом, кастет по руке пришёлся чтобы ладно, баночку яда, набор кижальчиков. Да что я тебе! – там тебе всё скажут и дадут, главное, чтоб работа за совесть была.
Потом сделай себе комуфляжку, то есть свиные штанишки, курточку свиную, чёрную полузавязку на полуличико и шапочку неяркую, такую, как Брежнев в бане парился.
Дальше научись повадки делать. То палец веером, то тсыкать слюнку через зуб, то на корточку сесть, цинично ухмыляя рот. Слова говори протяжённо и с тайным подподсмыслом, будто тебя в медленное кино сняли. Ходи развалочкою, как ежели бы у тебя в промежности мячик клетчатый надутый воздухом зажат стал бы. Волосики с головы срежь, на кожу картинки сделай: баб голых, ножики всякие с каплями, черепок с косточками, змеючки с рюмками, звёздочки с крестиками, церковку нашу православную во всю жопу и так далее, только ты расположь эти все картинки со вкусом, как ежели б ты дизайнер был.
И вот как ты образ обретёшь, вечерком обрядись, пушечку малую в штанишку сунь и иди свои Мытищи грабить. (Ой, как я тебя в таком образе представлю, так не хочу в Мытищи! Страшно мне, боязно.)
Иди эдак тупичком-переулочком, и вот увидишь какого богача всего в цепях и карбункулах, хвать его за грудь и бей лицо, пока юшка не сделается. Он конешно обиды строить начнёт, а ты не отвлекайся, стой на своих правах, дескать, дай деньги драгоценности и могильный телефон-автомат! Помотай цепкой с грузилом, баночку с ядом покажи, он тут же и наложит тебе в руки все свои накопления, да ещё спасибо кричать вслед будет, но ты не оглядывайся.
Или вот дамочка тащится перегруженная вся в колье с подвеской и даже в носу колечко подвенечное болтается. Это её муж неправедным трудом всё наворовал, вот она и ходит хвастает. Ты ей подойди, нет, выскочи как бог из куста, и хватай с неё всё, как подарки с ёлочки. Она, конешно, вся в слёзы, а ты ей кастеткой погрози, или стукни, пусть лежит спит.
И вот ты мешок набрал, иди теперь бедным раздавать. Увидал старушонку из пепельницы кушающую, ты ей колье повесь. Деткам голодным чупсов купи, пусть сладкое сосут, им надо расти. Увидел работягу, который уже хер на пятаки режет, чтобы жене купить туберкулёзных капелек, ты ему денег дай пачек пять, пускай веселится, жену лечит. Ты же всенародный любимый бандит станешь, тебя в газетку, на телевизор, везде твой знак стоит, ты сам выдумай, что за знак, к примеру, опять же зорро или ихтиандр какой. А ихние буржуйские няньки деток толстозадых тобою стращать станут на сон грядущий, и оттого детки эти буржуйские спать вовсе отучатся и зачахнут до времени к радости дворни. Ты наш символ станешь, и вот кого нищего ведут в темницу за просто так, по прихоти власть придержачих, а он пальчик небу тыкает и кричит: «Придёт час заплаты! Зорро или там ихтиандр вас всех скоро на ножички возьмёт!» А тюремщики трясутся, потому как понимают, что ты шутить не умеешь, что всё на чистую монетку переводишь, страшно им, они все инфарктом грозятся и завещания строчат. И вот ты в своем костюмчике примечательном как чёртик из коробки в темницу падаешь, и тому бедолаге публично FREEDOM делаешь. Опять же слава и почёт. Твоим именем может быть мальчика или девочку какую безымянную назовут, хотя ты не для этого же стараешься, да ведь? Ты ведь просто так, от чистого ума и горячего сердца, да ведь?.. Да ведь?..

Гвардейко – копейко.


* * *


Надо чтобы всё пользу делало, а не один я

Вот ты там сидишь пенёк пеньком, то есть философию думаешь, чтение смакуешь, а нет бы головёнку свою поставить на практические рельсы, нет бы подумать про чтобы людям жилось легче и научнее, гильотинка ты карманная! То есть вот предположим как бы выйдешь ты на природу, ах, природа, ах, цветочки, ах, птички, медведка из-за берлоги тебе пальцем грозит, лось ходит улыбается, кабанчик клык о клык точит, бобры под водой сидят и не дышат вовсе, прятки делают. Вроде бы гармония и необъятные километры в квадрате. Но понять тебе надобно, что всё это прыгает, бегает, точит, улыбается и под водой сидит, а пользы никакой не делает, а так, само себя расходует понапрасну, чем себя и нас печалит немало.

Вот я что придумал, к примеру: таракан он ползает незачем, суета одна, шевелит усами своими, крошку жрёт воровато, а как бы им тоже пользу делать научиться? Надо их науськать ЭВМ- компьютеры ремонтировать! То есть вот у тебя твоя умная машина стала барахлить, скрипеть, и неправильный факт выдавать, так ты по телефону повяньгал минуту-другую, и вот уже бригада приползла, бригадир получил задание, и полезли внутрь, шестерёнки крутят, проводки перемыкают, клапаны чистят. Им и надо-то всего – ты крошек им туда брось да молочка налей в мензурку, пусть после работы сидят наслаждаются своей пользой.
Или вот собачки любят косточки грызти. Надо сделать косточки с пьезоэлементами, пусть они грызут и электричество делают. Или слон – он же кушает непомерно, а какает ещё больше. Надо чтоб на каждом приусадебном участке у нас по слону стояло и какало исправно, удобрение то есть чуть ли не чилийское гуано. Или вот лось – чего он ходит улыбается по лесу, кто его там видит? Пусть его в кино снимут, будет хороший рекламный трюк про улыбку, к примеру, «Лось после бритья». Везде надо делать хорошую пользу, чтоб никто просто так не слонялся, всех их припахать надо, козлов! Да, и козлов тоже: пусть молоко делают, а то всё на баб свалили на своих, а сами в сторонке сидят и жвачку чавкают! Побойтесь Бога, говорю я вам, козлам! Побойтесь Бога!..
Или комары вот по комнате летают: зачем? Надо вместо того чтобы бесцельно кровь сосать, человеку делать уколы от разных болячек. Скажем вот малярийный комар, то есть лечит от малярии. А этот вот от отрыжки, а этот геморрой врачует. Так к комарам сразу какое уважение бы проснулось в наших глазах! «Исцелённая от поноса доярка Кука Сукина благодарит своего оставшегося неизвестным маленького спасителя» - а, каково?.. То-то.
Так что пока ты роботов не купил ещё, пользуйся тем, что есть: то есть вот в комнате у тебя козёл стоит, молоко делает, ты его за письку дёргаешь, а он стесняется ещё, да не беда, привыкнет. Собачки косточку пьезоэлектрическую так грызут, аж манометр зашкаливает. В окошко лось лыбится. Комарики тебе делают всякие сладкие инъекции. Тараканы, штук, пожалуй, двести, с компьютером уже закончили, чинят тебе совковую лопатку, да и на тебя преданно поглядывают, тоже, наверное, починить хотят. На заднем дворе слоник пукает, удобрение варит. Лошадки волнуются, ждут, чтобы ты на них покатался и их своею промежностью приласкал. Жена твоя вроде бросится картошку чистить, глядь, а на кухне сидит огромадный обезьян макак и уже пятое ведро дочищает, смеётся, гукает, дурья башка, жопа красная! Так что жене опять во дворе придётся серсо играть. Белочки тебе орешков шелушённых притаранят, скажут по-своему, на воляпюке: кушай витаминов, Большой Босс! Кошка в тёмной комнате крысу давит, крыса – мышу, мыша – блоху каверзную, блоха кошку грызёт, то есть каждый на своём месте и тем доволен.
Ведь сумели мы приручить молочных бактериев, чтоб они нам всё, что надо сквашивали? – Сумели. Ведь сумели мы доказать собакам дом охранять? – Сумели. То есть наш разум беспределен и могуч. Ты поставь того же медведку у входа с блюдом в лапах – пусть туда визитки кладут, и он при деле, нечего ему в дупле своём руку сосать. Бобры пусть тебе бассейн чистят, кроме того, ты из них польты шей. Кабанчик – он же откровенная свинина, к тому же пусть трюфели в земле ищет, пока жив ещё и не на блюде валяется с сельдереем в пасти. Ты-то мяса не ешь, а гости рады будут. Сороки тебе серебро пусть таскают со всех Мытищ, грифы отходом питаются, соловей песни поёт. Это и есть настоящая гармония, а то – надо же! – «Ах, природа, птички, то, сё». Надо с умом, ты ведь на всё согласный?
Твой старый моралист Гвардей тебе ещё и не то научит, попка ты немытая. С тем и пока.

Гвардейка - с моё попей-ка!


P.S. Ендр Обобскот передавал тебе привет. Судьба его последних лет поучительна и трагична. Я тебе как-то отпишу про то.

* * *



Личность Игоря Иванова мифологична и сообразно противоречива - он и школьный учитель истории, и автор многих культовых песен в Сибирском регионе. В Сети эти циклы писем и другие тексты Иванова выкладываются на сайте "Алтайских баранов" - АП-ресурсе Западной Сибири. Если конкретно, то вышеприведённые отрывки взяты из первого цикла "Набоких пишу" (читать снизу вверх). Волшебный адресат Гвардея - Пантеон Зобутов - и есть, собственно, совершенно реальный Игорь Набоких, поэт и композитор, живущий в Мытищах.

PS. Как-то глухой ночью мы с ним пили водку на кухне одной томской квартиры. В форточку задувал январский мороз, на этикетке было написано "Белое озеро". Игорь пространно повествовал о злоключениях своего друга Фёдора, который уехал на ПМЖ в Землю Обетованную. Я в ответ делился своими впечатлениями. В какой-то момент Игорь резко отставил стакан в сторону, внимательно всмотрелся в меня и с нескрываемым изумлением спросил: "А ты что, тоже?.."
Tags: культурный ах
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments