Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

main

Фотография и звук

Бенефест-2015.
Пятница или суббота, не помню. Рулим звуком.
На главной сцене происходит что-то хорошее, тоже не вспомню что.
Слева - Николай Вознесенский (Николя), педагог Макса по отряду звуковиков на прошлогодней ДПР. Справа - звукооператор Гриша Мальцев.
Фото Даши Ивановой.



Макс недавно прислал самостоятельно сделанный трек. Он там и на бонгах настучал, и на флейте насвистел, и на варгане нафигачил. И сам свёл в Cubase. "Ночные джунгли" (2:03) называется.
Крут.
main

Фаорово. Истории с изнанкой. 1. Русалка

Как-то года примерно четыре назад мне довелось разрабатывать один интересный литературный проект. С подачи одного маленького, но мощного издательства.
Была такая задача: придумать технологию самовоспроизводящегося художественного текста, который могли бы писать несколько авторов одновременно и сколь угодно долго. При этом полученный результат должен годиться для самых разных воплощений - в виде книжки с картинками, открыток, сайта, игрушек (в том числе на айфоне-айпеде), дисков, мультиков и проч.
И должен быть интересен как детям, так и взрослым.

Работа эта меня довольно сильно увлекла. Шутка ли - предлагалось изобрести вообще новый жанр, как таковой. Я обозначил основную идею, придумал формат, стал договариваться с разными прекрасными сказочниками и даже нашёл главного художника.
Но увы, проект сдулся, не набрав и первых оборотов.
А я - нет. И раз уж я всё-таки нужную технологию придумал, то сам же и попробовал по ней что-то сделать.
И поскольку время уже прошло достаточно много, и всё придуманное в коммерческом плане нафиг никому не нужно, я не вижу причин, по которым не мог бы выложить эти тексты.

Основная идея такая: силами автора (или авторов) постепенно создаётся некий отдельный сказочный мир, со своими персонажами, законами и странностями. А задача читателя - этот мир открывать и изучать.

Формат - история с изнанкой. Каждая глава состоит из двух частей. Первая - это небольшой художественный текст, в котором виден какой-то кусочек мира. А вот вторая - это изнанка истории. Это и комментарии ко всему антуражу и деталям сюжета, и расширенное описание действующих лиц, и истинные мотивы поступков героев... И, что важно, в изнанке закладываются ещё несколько возможных сюжетов, которые могут прорасти от этой истории, словно пышный куст. Изнанка должна быть информационно избыточна.
Сюжет - нелинейный. Каждая последующая история может быть связана с предыдущими, а может быть и не связана. Но, естественно, она не противоречит предыдущим текстам.
Первые части - истории - читают читатели. Вторые части - изнанки - читают авторы.
И идёт творческий процесс, который всех захватывает.
Результаты его время от времени конвертируются в вышеописанные формы.
А в самом конце можно выложить главы целиком - все истории со своими изнанками. Это воспринимается уже по-другому и не менее интересно. Собственно, чем я сейчас и займусь.

Я сделал пять глав:
1. Русалка
2. Леший
3. Анчутка
4. Змей Горыныч
5. Кощей (изнанка)

ЗЫ. Да, вполне возможно, что я открыл Америку через форточку и такая технология уже давно существует. Ни на что не претендую.

В этом проекте предполагалось участие Ирины Андреевны Петелиной в качестве главного художника. Поэтому я повыкладываю некоторые её отдельные самостоятельные работы, которые прямого отношения к проекту не имеют, но хорошо передают общий дух.


© Ирина Петелина

История 1. Русалка

— Вот это буква "Пы", а вот это...
— Вовсе нет! Это совсем не "Пы", я знаю! Это "Кы".
— Послушай меня, я старше, поэтому знаю больше. Вот это — "Пы". А следующая — "Ры"...
— Глупости какие-то! Тут совершенно другое написано!
— Будто ты знаешь! Здесь надо внимательно читать и разбирать буквы. Значит, это — "Ры", а дальше...
— Подумаешь, буквы она знает! Ну и что такое это твоё "Ры"?
— "Ры" — это значит мы, рыбки!..
Collapse )
main

Пихта Нордмана

Впервые ставим на Новый год не классическую ёлку-ёлку, а нечто непривычное, хотя и очень похожее. Пихту.
На базаре сегодня утром продавец Давид её сильно расхваливал: ай, какая пихта, понимащь, непростая - нормандская! Сам бы взял, последняя, прямо из нормандии! И впрямь - на наклейке по верхушке нерусскими словами написано что-то про норманнов и ещё про Данию. Выглядела она идеально по-новогоднему и не шла в сравнение ни с какими ёлочными корявыми остатками.
Где Дания и где Нормандия, я примерно помнил - но удивиться не успел, потому что ребёнок уже вцепился в это дерево и хрюкал от восторга. И дай бог каждому.



На самом же деле - деревце это называется пихта Нордмана. И названа не в честь северо-запада Франции, а в честь учёного-ботаника 19 века Александра фон Нордмана, финна по происхождению. В 1832 году он преподавал в ришельёвском лицее в Одессе, а потом стал директором Одесского ботанического сада, основал институт и всяко двигал науку.
В одной из своих экспедиций в 1835 году по Грузии Нордман обнаружил это растение и описал его. Ну и так неожиданно увековечился.
Во взрослом состоянии пихта Нордмана - могучее дерево до 50 метров. Растёт по Черноморскому побережью, Кавказу и Турции. Обладает приятным запахом, неприхотливостью и весьма гармоничной формой - видимо, именно поэтому сложилось так, что эта пихта стала главным рождественским деревом в Европе. А крупнейший экспортёр и производитель пихт в мире - действительно, Дания.
Если кто-то имел дело с этим новогодним артефактом ранее - может, подскажете, какой гитик: как долго живёт, что к воде намешивать и пр.?

Ну и с Новым годом!
main

Плещеево озеро

Ездили сегодня к Максу в его лагерь, чтоб он там не скучал. Забрали его оттуда на целый день и пошли гулять на Плещеево озеро, которое там рядом.

Ничто не сравнится с плесканием в Плещеевом озере в такую жару! Оно натурально, как тёплая ванна - тем более, что озеро по большей части мелкое, можно дойти почти до середины - и всё будет по пояс. Дно песчаное и чистое, надо только лечь туда и растворяться. Очень правильное озеро для тех, кто не силён в плавании.
В эти дни там пасутся кайтеры в промышленных масштабах. Кайтеры (от слова кайт) - это как бы такие экстремальщики. Они заползают далеко к центру озера, встают там на специальную доску и выбрасывают в воздух тонкое параплановое крылышко на стропах. Ветер тут же это крылышко хлопает и со страшной силой тянет к берегу, а довольные кайтеры выписывают вензеля на своей доске. Я, правда, не уверен, что это относится к экстремальным видам спорта в контексте Плещеева (см. выше).

Collapse )

Несколько слов о дивных дивах Плещеева озера. Как известно, в нём живёт pleasеозавр, которому 30 тысяч лет и который сидит там вообще с момента основания этого озера. Показывается он редко, в новолуние с эффектом полного гало, громко плещется и трубит песнь любви. Очевидцев хватает.
Мы видели его в полосе прибоя, среди битых ракушек. От жары бедняга усох и задумчиво кусал свой хвост, свивая и развивая чёрное жирное тело. От предложения пожрать человеческую кровь отказался и вообще выглядел столь жалко и неприглядно, что я решил не тратить на него и двух метров памяти.

Гораздо живее вели себя плещеевские крачки. Это особая порода-эндемик. Уникальны эти птицы тем, что при виде туристов, разложившихся на лугу, полностью теряют волю, кружат над ними и громко орут, приглашая поиграть. Суть игры очень простая и доступна любому хомосапиенсу. Крачка подлетает максимально близко к жрущим людям и замирает в воздухе, словно какое-то колибри, балансируя на ветру. Человек же должен немедленно вынуть изо рта то, что он жрёт, отломить адекватный кусочек и швырнуть им в крачку. Та свершает немыслимый цирковой кульбит, мгновенно глотает пойманное, после чего снова возвращается в прежнюю точку в воздухе и хрипло кричит туристу: "Молодец! Давай ещё! Ты справишься!" Сапиенс вообще быстро обучается.

Collapse )

Удивительная раковина встречается в полосе озёрного прибоя. Это так называемая плещеевская свистулька. Выглядит она почти как натуральный наутилус, только, конешно, поменьше размерами. Смысл её в том, что если сильно дунуть под углом в её раструб, она издаёт громкий шепелявый звук, напоминающий "ми" верхней октавы. Туземцы верят, что таким образом приманивается удача в личной и общественной жизни.

Collapse )

Отдельная радость Плещеева озера - облепленный паломниками Синий камень. Это один из уцелевших разумных силикоидов, помнящий древних мерян, которые поклонялись об него своим кровавым мутным богам. Мерю сменили славяне с Ярилой, а затем и христиане. Этот Синий камень валялся в овраге возле одного из местных монастырей (несохранившихся), собирая к себе всех языческих недобитков с округи - те жгли у него костры, плели свои непотребные венки и без зазрения совести нарушали христианскую дисциплину. Начальство решило в какой-то момент закопать камень от греха подальше, там же в овраге - но силикоид немедленно вылез снова, после чего его слегка забоялись. Это было примерно в начале 17 века.
Ещё через сотню лет новое начальство решило засунуть артефакт под фундамент новой церкви (так тогда поступали со многими силикоидами), и Синий камень попёрли зимой по льду на юго-восток. Особо далеко увезти не получилось, поскольку лёд под санями проломился, и всё затонуло на полтора метра.
За следующие 70 лет силикоид прополз по озеру 4,7 километров на север и вылез на берег обсушиться и отдохнуть. В 1858 году его там обнаружили и устроили журналистскую сенсацию. Силикоид терпел всё это какое-то время, а затем - в 70-х годах прошлого века - деловито полез в землю. То есть в своём обычном виде он был выше человека, а сейчас выглядит, как плюшка какая-то, не выше колена.
Паломники ежедневно стекаются к Синему камню, наивно полагая, что контакт с ним через босые пятки сулит космические вибрации, а запечатлевание его на матрицу фотоаппарата приносит в фотоаппарат достаток и благоденствие. Силикоиду, разумеется, глубоко накласть на это ребячество, он явно стремится понезаметнее вернуться в свой овраг, надеясь там на продоложение кровавых развлекух - возможно, не без основания.

Collapse )
main

Рига. Железная флора

В некоторых местах города Риги встречается крайне плодородная почва. В высшей степени. Огрызок кинул там или шелухой бросил - вырастет всё, что ни попадя. Да хоть бы и так плюнул - вот вам пожалуйста дерево, и уже со спелыми соплями колосится. Хотя, конешно, в городе плевать не надо, это я так сказал, для примера.
Так вот, такие места встречаются. Но, во-первых, найти их трудно - потому что они на пересечении множества геомагнитных линий - а кто их видел? А во-вторых, там не абы когда вырастает, а только при определённом расположении планет и облаков, каком - всё равно никто не знает.
Однажды, сто лет назад шёл по Риге местный слесарь. Янис его звали, а может, Иварс. Дело было вечером, после трудного рабочего дня на вокзале. И вот в начале бульвара захотелось слесарю закурить. Сунул Янис (Иварс) руку в карман, вытащил пачку папирос, а заодно и кучу всяких болтов, заклёпок и гаек. Случайно. Долго ползал он под фонарём, собирая своё барахло, а одну гайку так и не нашёл, махнул рукой и удалился в темень.
Гайка та, однако же, не пропала и в Лету не канула. А прикатилась аккурат на то самое пересечение геомагнитных линий, под нужными планетами и облаками. Устроилась поудобнее и сосредоточилась.
На следующий день полил дождичек, мимо прохожий шёл. Смотрит - а под ногами что-то в земле торчит и блестит. Пнул от любопытства - не поддаётся. Пнул ещё раз - крепко сидит гадский шпенёк. Ну и фиг с ним.
Стала гайка расти не по дням, а по часам, корни проволочные глубоко пустила. Наелась в земле гвоздиков-монеток, выросла в юную трубку, стала прохожих задирать. У кого пуговицу скусит медную, а у кого и цепочку от часов прихватит. Стали её обходить с удивлением, а собаки - облаивать подозрительно.
А одному прохожему трубка так вообще все штаны порвала, не хуже какой-нибудь шавки с Московского форштадта. Но это был не простой прохожий, а владелец одной мелкой клепальной фирмы. Он жутко рассердился и спроворил у себя в конторе специальную железную клетку - чтоб на безобразницу насадить. Тем более, что она уже в целую трубу вымахала. Клетка получилась замечательная, ажурная - и тот хозяин её даже на своей рекламе в газетах пропечатал и через то прославился на всю Ригу. Звали его, кстати, Карл Штайнерт.
С течением времени труба в клетке растолстела, остепенилась, и всё больше задумывалась о вечном, а людей не дразнила. Через много лет умельцы из "Ригас Ууденс" что-то там под ней наколдовали, отчего на 800-летие города из неё полилась вода, но это быстро закончилось. Труба до сих пор тихо и задумчиво сидит в своей клетке у начала бульвара, не обращая внимания на всякие "уот зе фак?!" или "Шейдим вейсн, вос из дос!"

Collapse )
main

Лошадь

Тем, кто в седле

Попросил я лошадь: Извините,
Вы меня немножко прокатите
Вон до той берёзки с чёрным боком -
Я боюсь свалиться ненароком.
До чего пушиста ваша грива,
И осанка ваша горделива,
И конечно, вы не виноваты,
Что мне стремена высоковаты.

Я спросил у лошади: Позвольте,
Где же ваш ковбой при верном кольте
Или мушкетёр при верной шпаге,
Полный безрассудства и отваги?
Я совсем не ловок и не гибок,
Я боюсь крапивы и прививок.
Из меня плохой наездник, ибо
Мне бы до берёзки - и спасибо!

И ещё сказал я лошади: Прекрасно,
Познакомился я с вами не напрасно,
Ведь такие встречи, как подарки -
Только в цирке или в зоопарке.
Ах, как хочется кататься - до зарезу!
Можно, я на вас теперь залезу?..

Ничего мне лошадь не сказала -
То, что хвост не дорисован, показала.


Вариант с финалом для взрослых
main

Мунька

- Да не знаю я, где Мунька! - Дина досадливо дёрнула плечом. - Опять дурью мается, как обычно.
- А ты не маешься? - спросила мать.
Дина хотела ответить что-то колкое, но её перебил запыхавшийся Мика, который пробегал мимо.
- Я её на лугу видел. В земле копается.
Мать вздохнула.
- Передайте ей, чтоб не опаздывала к ужину.
- Угу! - крикнул Мика, заворачивая на полной скорости за угол дома, а Дина молча отвернулась и стала дальше готовить припасы для ёси.

Луг располагался довольно далеко от дома, нужно было долго идти по тропинке в сторону Безымянных гор, которые когда-то открыл Нансен, затем спуститься в лощину и пройти ещё немного по руслу ручья. На лугу было жарко, и бесконечное разнотравье медленно колыхалось под ветром.
Мунька раскладывала листики и корешки в одной лишь ей ведомой зависимости. Всякое растение приводило её в тихий восторг, она знала почти всех из них по именам, которые сама же и выдумывала. Не один изрисованный зелёным карандашом альбом валялся у неё под кроватью. Каким-то особенным внутренним чутьём Мунька понимала, что вся жизнь прочно связана с травами и цветами - и пробовала проверять свои предположения в реальных ситуациях. В свою подушку она напихала сушёных листьев низкорослого кустика с лиловыми цветами - и с тех пор была уверена, что ей снятся только хорошие сны. Над притолокой входной двери она навтыкала специальных колючек - едва не сверзившись с хилой табуретки - чтоб никакое Чудище и близко не смело подбираться к дому. А желтоватые пахучие корешки, которые она загодя высушила и мелко порубила...

- И какая тебе радость в земле возиться?
Мунька оглянулась. Это был Мика, который явно секунду назад ковырял в носу.
- Я же не в земле вожусь, а с растениями, - спокойно возразила Мунька. Она привыкла, что её считают немного со странностями. Мика помялся.
- Какой толк от этой травы? Все и так над тобой смеются.
- Могу напомнить. Как ты думаешь, чем бы я вылечила ноги Нансену на прошлой неделе, если бы у меня не было фхыра?
Мика заинтересованно вытянул шею.
- Да ладно тебе, Нансен просто отлежался и снова ходил, как новенький. А это вот он и есть, твой пыр?
- Осторожно! Нет, это не то. Фхыр - вот. Его надо разжевать и наложить на усталые мышцы.
Мика присел на корточки и скорчил брезгливую мину.
- Фу, гадость, наверное, на вкус.
Мунька усмехнулась.
- А тебе никто и не предлагает.
- Ладно. - Мика встал, всем видом показывая, что у него есть дела поважнее, чем разжёвывать плотные морщинистые листья. - Мама сказала, чтоб ты к ужину не опаздывала.
Мунька послушала, как затихает топот вдали, и вернулась к своему занятию.

Вечером после ужина семья пила чай из большого пузатого чайника. Заварка для него хранилась в расшитом мешке на буфетной полке, откуда все, не глядя, зачёрпывали ладонью свежую порцию.
Отец шумно втянул горячий напиток из своей широкой кружки и замер, - "Ого!.." Все удивлённо посмотрели на него. "Мунька! - завопила Дина, глотнув из своего стакана. - Что ты туда набросала, отравительница несчастная?!"
Красная, словно рак, Мунька вскочила из-за стола и бросилась, зажав уши, вон из дома. "Я ничего не умею! - шептала она себе на бегу. - Я не должна больше любить травы!.. Я не..."

По лугу стелился густой ночной туман. Мунька стояла, обхватив себя за плечи, смотрела в тёмное небо и старалась ни о чём не думать. В небе плавно ходили огромные облака, огибая друг друга по сложным траекториям. Мунька несколько раз моргнула. То ли ей показалось, то ли нет - но одна из бесформенных облачных глыб, кажется, стала распухать. Точнее, приближаться к земле, прямо на луг, заливая его собой. Вытянув руку вперёд, Мунька осторожно пошла вперёд в тёплом молочном свечении, в котором неожиданно начинали угадываться какие-то формы. Вблизи облако оказалось вовсе не страшным, можно было залезть прямо на него по мягкому и пружинящему. С облаком было что-то не то. Мунька прислушалась к ощущениям. Да, облако определённо болело, местами подрагивая и посвечивая красноватым оттенком. Не задумываясь, Мунька легла на облако, раскинув руки, - ей было совершенно ясно, что надо делать, чтобы оно перестало болеть. Закрыв глаза, она ощутила, как летит вместе с облаком высоко в небе, ветер треплет ей волосы, и добрая туманная масса под ней постепенно успокаивается...

Стараясь ступать как можно тише, Мунька пробралась в тёмную спальню, плавно уместилась на своей лежанке и медленно выдохнула. Со стороны Дины послышался лёгкий скрип.
- Слышь, Мунь! А Нансену понравилось...
Мунька молчала, затаив дыхание. Дина чуть слышно кашлянула.
- Папа сказал, что такой чай у него был в детстве. Спишь уже, что ли?
Мунька улыбалась, уткнувшись со всей силы в подушку, пахнувшую жарким солнечным лугом.




Нансен - - Мика - - Дина - - Мунька - - Мелания - - Зорро
main

Байка Великих Шаманов про красоту

Было это в незапамятные времена, когда компьютеры были не то, чтобы очень большими, но, мягко скажем, небыстрыми. Случилась тогда некая заминка в машине у одного юзера - начал было он ковырять пальчиком в системе, глядь - а она вся шатается, скрипит и вот уже разваливается по байтам, как пирамидка из погрызенных кубиков. А был это не кто иной, как достославный юзер Городило, и тема погрызенных кубиков была ему тогда весьма близка и понятна. Куда понятней, нежели всякие своп-докачки или какие-нибудь Апдейты Драйверов. Вытащил тогда Городило из-под кровати свою большую ракетницу, вышел на балкон покурить, да и стрельнул заодно красной ракетой в небо. Взвилась с шипением красная ракета над крышами, прочертила яркую надпись на ночном небе: "Спасите-помогите!"
О ту пору Великий Шаман Нижних Стеков Памяти как раз из чума отлить выходил. А тут такое зарево на полнеба - это значит неладно что-то у достославного юзера Городилы творится. Как не помочь! Запряг Великий Шаман своего специального олешка и отправился в дорогу. Олешек бежит, на нартах Отвёртка и Бубен едут, впереди сам хозяин бежит, дорогу показывает.
Долго ли, коротко ли бежали - вот и зелёное зарево вспыхнуло. А потом и синее. Трепещут полотнищами в небе, проблемы предвещают. Остановился Великий Шаман и олешка своего резвого притормозил. "Нет, - думает, - Надо подмогу искать, однако". Распряг олешка-то, "ищи" - тому сказал. И пару раз в Бубен дал, для понятности. Олешек мордой помотал, воздух втянул, побрёл куда-то в сторону и давай в снегу копать. Под снегом ягель растёт - вкуусный, да хозяин рядом строогий, чуть что - в Бубен опять, не отвлекайся, мол. Раскопал олешек огромную ямищу, а на дне той ямищи - Великий Шаман Прерывания на Процессор лежит и сны смотрит. Проснулся он от свежего воздуха и зевает. А тут как раз в небе и жёлтое зарево пошло, и голубое, и всякое - большой выдумщик юзер Городило и вкус художественный имеет. Не стал проснувшийся Великий Шаман времени на расспросы тратить, выскочил из ямы, да и припустил по указанному адресу. А за ним - первый шаман и олешек, вконец охреневший.
Добрались они до Городилы, только унты скинули, да машину включили - тут из неё чорный дым повалил и бесовское хихиканье раздалось. Совсем, значит, запущено там всё было. Разложили шаманы свои Отвёртки, настроили Бубны и начали камлать. А Городило от нервов расслабился и уснул, счастливый, на всю полярную ночь.
Полярную ночь шаманы и камлали, не ели, не пили. Собрали систему по байтам заново, сделали своп-докачку и Апдейты Драйверов. Вот и солнышко поднимается, машина почти закончена, юзер Городило на лавке дрыхнет, носом свистит. Собрали шаманы свои нехитрые инструменты, и только отчаливать собрались, как вспомнили - надо же Инструкцию Куда Тыкать оставить. А то без неё машина у юзера так и не заведётся.
Открыл Великий Шаман Нижних Стеков текстовый блокнот, да и написал туда всю Инструкцию Куда Тыкать - подробно и с выражением.
А Великий Шаман Прерывания на Процессор сделал снимок экрана с той Инструкцией в блокноте, да и сохранил его как десктоп.
И поехали они неторопливо обратно, в свою тундру.
Вот полярный полдень настал - снег искрится, куропатки летают, ягель олешку сам в рот лезет. Едут домой шаманы, трубы свои раскуривают, наслаждаются благодатью. А на небе-то, етить-колотить, уж такие цвета невиданные - за пределами спектра и восприятия, уж такая гамма частот и модуляций!.. Большой выдумщик юзер Городило и запас ракет у него немалый.
Красота неземная!
main

"Огни большого города"

      Неуклюжая повозка неопределённого цвета промчалась почти рядом с Тосей, и та испуганно шарахнулась, стараясь не попасть в водоворот. Сзади недовольно загомонили. Висящее на противоположной стене огромное бородавчатое существо, которому и названия Тося не знала, вздохнуло и прикрыло светящиеся глаза. Можно было спускаться дальше.
      До цели назначения оставалось, похоже, совсем недолго, но Тося поминутно останавливалась с распахнутым ртом, заглядывалась на окружающие красоты. Нет, совсем не так представляла она себе Марианскую впадину, где живёт её родственница, – глухим тёмным ущельем без проблеска света, где изредка загородит дорогу бесконечное щупальце повесы-кракена, самого не очень понимающего, как его туда занесло. Всё на самом деле было не так. Чем глубже опускалась Тося, тем светлее вокруг становилось – светилось буквально всё: камни, водоросли, глаза самых разнообразных существ, даже след от них в толще воды – и тот светился мириадами крошечных искр. Плотность населения здесь была неимоверная, во всех направлениях сновали сияющие повозки, запряжённые удильщиками, толпы народу ломились от одной вывески к другой. «Колючки Таки Дыбом» – призывала одна надпись, «Присоска Счастья Сосёт» – убеждала другая, «Распродажа Эукариотов, Бесплатная Декомпрессия» – царапала глаза ультрафиолетовым светом третья. Конца и края не было видно витринам, рекламе и бурливой толпе. Тося растерялась.
      – Потыркаемся, поплавок? – кто-то вкрадчиво произнёс у неё над ухом.
      Тося вздрогнула и обернулась. Полосатый щелевик, галантно изогнувшись, подмигивал ей зелёным глазом.
      – Чего сделаем? – переспросила Тося.
      Щелевик, слегка раздувшись от галантности, произнёс речь. Он, мегапаскаль, никогда, понимаешь, не встречал такой, мегапаскаль, красивой и изячной леди, и оттого у него, натурально, вся чешуя чешется потыркаться и повошкаться с идеалом красоты, мегапаскаль, натурально, в ближайшей пескотеке. Мегапаскаль.
      Тося непонимающе поглядела, куда указывало плавательное перо щелевика. Вокруг одной из ярко освещённых впадин, недалеко, расположились несколько огромных скатов. Вовсю работая своими плоскими телами, они гнали потоки воды в центр впадины, поднимая в ней вихри песка и ила. Внутри мутных клубов со страшной скоростью носились по кругу мелкие рыбёшки с выпученными глазами.
      «Ах», – подумала Тося. «Вот это да!» – подумала ещё Тося. Ей, простой кильке с Австралийского Рифа, предлагают изысканное развлечение в центре цивилизации. И такой кавалер... Тося жеманно поджала плавники и уже открыла рот, чтобы как бы нехотя согласиться, но тут её сбило и поволокло вниз. Вырвавшись из водоворота, оставленного чьей-то белёсой тушей, и отплевавшись, Тося оказалась далеко от места разговора, и, сколько она ни оглядывалась, вкрадчивого собеседника уже нигде не было видно, равно как и пескотек. «Мегапаскаль», – подумала Тося.
      Район тут уже был победнее, но меньше народу не становилось. Тося миновала огромную толпу с фанатично горящими глазами. «Планктон насуущный наааш...», – нестройно тянула толпа, где-то впереди оживлённо жестикулировало что-то многосуставчатое, дирижируя пением. Прямо перед носом прошмыгнули две погружённые в себя рыбки, неперерывно бормоча мантру: «пишерман, сорок два, волобайсидней». «Подаайте на конъюгацию», – уныло причитали снизу.
      Тося затравленно прижалась к стене. На неё никто не обращал внимания. Где-то в этой мешанине надо было разыскать родственницу, выяснить, где она живёт, вписаться к ней хоть на кухню, но совершенно не у кого спросить. «Какие тут у всех огромные глаза и зубы. – думала Тося. – И все такие студенистые. Головы огромные, а тела почти и нет. А у нас дома сейчас, наверное, восход в розовых тонах... Муся Кортасара дочитала.»

      ...Устав от блужданий и почти засыпая на плаву, Тося набрела на справочную, где за тусклым окошком безостановочно чистила щупальцы пожилая актиния.
      – Деточка, – промолвила актиния, рассматривая кончики отставленных щупалец, – Голотурии не живут в глубоководных впадинах.
      – Но как же... – растерялась Тося. – Голотурия, родственница моя... Её ещё морским огурцом называют. Мы с ней переписывались...
      – Попробуй зайти в супермаркет, посмотри в овощном отделе, – безмятежно заметила актиния. – Это двумя кварталами выше.
      – Мне не нужен супермаркет! – всхлипнула Тося. – Мне нужно хоть куда-нибудь деться. Раз родственницы моей тут нет.
      – Таких справок не даём, – актиния захлопнула одну створку окошка. – Ку-ку, мария.
      – Что же я теперь... – медленно прошептала Тося. – Как же...
      Мир беспорядочно закружился вокруг неё, мигая огнями.
      Актиния, однако, не спешила захлопывать вторую створку, оценивающе глядела на Тосю, что-то соображая и прикидывая.
      – Ну перестань, деточка, перестань нюни разводить. Что-нибудь придумаем. Лучше скажи мне вот что: ты быстро плавать умеешь?