Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

main

Марка

Едва успел новый выпуск сделать.



Update: год-то уже закончился. На марке (2015) был Apteryx australis - южный или обыкновенный киви.
До этого были щегол (2013) Carduelis carduelis и белая трясогузка (2014) Motacilla alba.
Запускается горихвостка Phoenicurus phoenicurus.



Неожиданно выяснилось, что это была птица 2015 года, объявленная Союзом охраны птиц России. И по версии Союза птица 2016 года - удод. На то даже специальный буклет выпущен, с рисунком Жени Коблика.
main

Фаорово. Истории с изнанкой. 4. Змей Горыныч

Описание проекта и первая глава


© Ирина Петелина. Работа не является иллюстрацией текста.

История 4. Змей Горыныч

— Папа, а что ты делаешь?
— …
— Папа, а ты будешь летать, да?
Горелая спичка полетела на землю.
— Папа, а можно я тоже попробую?
— Кхе! Нет!
Ещё одна горелая спичка отправилась щелчком за камни. Там валялась уже приличная горка. Змей Горыныч потряс полупустой коробок и вздохнул. Дыхание никак не желало загораться — спичка от него только гасла.
Collapse )
main

Хрен-та, - думает ворона...

Когда мы в мае с Женей Славиной путешествовали с концертами по Германии, то заметили новую популярную моду по всей стране: размещать на балконах и в садиках больших чёрных пластмассовых ворон. В целях отпугивания голубей и дроздов от эстетического надругательства (воробьёв, кстати, там нет). Чёрный цвет этих пугал - это потому что и серых ворон там нет, а есть только чёрные (серые, говорят, только на востоке Германии встречаются). В некоторых районах их сажают и на муниципальные здания, на всякие козырьки и пилоны. В общем, если приглядеться, то они повсюду. Называются по-местному Taubenschreck, то бишь "голубиный испуг", или "испук", если точнее.
В первый раз мы столкнулись с этими квазиптицами в Штутгарте, когда жили у Нюшки Ланцберг. С утра Женя долго и встревоженно глядела в окно на дом напротив. Потом сообщила, что там сидит на балконе какая-то подозрительная птица - мол, она смотрит Жене прямо в глаза со значением. И не двигается. После этого мы стали их замечать уже везде.
Но добраться до них - чтобы потрогать, например, было совсем невозможно. И это нас слегка печалило - до тех пор, пока мы не оказались в Марбурге, у Певзнеров. У них эта ворона тоже сидела на балконе, крепко примотанная изолентой. А ещё чуть позже - во Франкфурте - Аня и Юра Белякины просто подарили нам эту ворону (у них одна лишняя оказалась), устав, видимо, от наших восторгов.

Но это только начало истории. Ворону эту я привёз домой и тут же укрепил на балконе, снедаемый жгучим любопытством. Последний этаж девятиэтажки. И вот результаты эксперимента по прошествии некоторого времени.

Collapse )

Посвящение марбургской вороне, тем не менее

Вот сидит одна ворона
На балконных на перилах.
Находясь по стойке смирно,
Смотрит прямо пред собой.

Мимо ласточки летают
И дрозды и трясогузки,
Но, конешно, больше прочих
Пролетает голубей.

Collapse )



DW
main

Серая пристань

Третья волна легко клацает лодку в борт,
Так возвращаться мне вальсом и довелось.
Что там за полный штиль - близко родимый порт,
Вёсла ещё никто не отменял, небось.
Будет ли горизонт так же царапать глаз,
Если глядеть в него с милых мне берегов?
Вот ещё два гребка, тихий залив сейчас,
Сеется ровный свет яшмовых облаков.
Нет у меня, нет у меня,
Нет у меня рынды.
Весь такелаж на борту - да
Рынды вот только нет.

Вот и родной причал, кнехты над головой,
И на ладонях пыль тёплых серых камней.
Нет никого в порту, на траверсе - никого...
Глупое сердце, молчи, сбился в расчёте дней.
Может, ещё все спят, может, у них режим -
Статуя у дворца щерит в ухмылке рот.
Город на птичий крик пылен и недвижим,
Лишь наверху бурлит яшмовый небоворот.
Нет у меня, нет у меня,
Нет у меня рынды.
Как мне назвать того, кто
Рынду не захватил?

В наших с тобой местах тщетно я знак искал -
Мелом хоть по земле изломанная черта.
Лодка моя вросла намертво в тот причал,
Серая пыль шуршит прямо с её борта.
Птица, на мачту сев, ловит баланс хвостом,
Чёрен её силуэт и нестерпимо крылат.
Как бы её спугнуть, яшмовый сдёрнуть фон,
Как разбудить свой мир, отставший на миг назад?
Нет у меня, нет у меня
Нет у меня рынды.
Полный рундук ерунды - да
Рынды вот только нет.

27.04.10, М.
main

Голуби

Вот чорт его знает, отчего, вспомнил я, как впервые держал в руках голубя. Вы-то помните сами, как впервые взяли его в руки? Я помню. Мы жили тогда в Черкизово, в хрущёвской пятиэтажке. Их там много было этих пятиэтажек, они все стояли рядами - все одинаковые такие, серые, но с разноцветными балкончиками. Сейчас, небось, глянешь - поразишься, как всё это тесно, как это там умещается; а раньше мне казалось - огромные просторы, от одного дома до другого топать долго, да и столько дел по дороге. Всё это утопало в зелени от края до края, и вот у торца нашего дома, рядом с забором детского сада была голубятня. Она была там, сколько я себя помню - вся старая, рассохшаяся, в облупившейся зелёной краске - никто её никогда не подкрашивал. И над этой голубятней летали белые голуби, по кругу. Утром и вечером. Это была голубятня дяди Вани, незлого алкоголика, который жил в соседней с нами квартире, на пятом этаже второго подъезда. Дядя Ваня всегда был навеселе, лицо у него было такое бордово-помятое и небритое, и ходил он всегда, слегка покачиваясь. Он наклонялся ко мне, когда я с ним здоровался, и от него всегда так по-особому пахло. Не неприятно, нет, но характерно. Ни от кого так не пахло, как от дяди Вани. Дядя Ваня любил своих голубей, и постоянно торчал на своей голубятне, иногда свистел им и махал в воздухе длинной кривоватой палкой с тряпкой на конце. Голуби пугались этой тряпки и этого свиста и летали по кругу - видимо, их надо было гонять, а они то ли застаивались, то ли болели, если их не гоняли, не знаю. А мне было безумно интересно, что там на этой голубятне, и я постоянно пытался туда пролезть посмотреть. Но мешал замок, который висел прямо на сетке-рабице, а она колючая, под неё не подлезешь. И однажды дядя Ваня подошёл ко мне, когда я в очередной раз штурмовал этот вход и ковырялся в замке какой-то палкой - уж не знаю, на что я там надеялся, но ковырялся так целеустремлённо. Дядя Ваня отобрал у меня палку и кинул в детский сад, в кусты, которые там росли. А потом сказал: ну ты эта, что ли, заходи. И открыл замок. И так я попал на голубятню. Дядя Ваня откинул дверку и сразу полез наверх по лесенке, приставленной внутри, которая вела сразу на второй этаж голубятни. А на первом этаже стояли какие-то мётлы, валялись мешки, там неинтересно было. А на втором этаже были клетки - там сидели и ходили голуби. Там немного необычно было в плане звуков - такая специальная приглушённая атмосфера, звуки улицы почти не слышно, зато слышно было голубей, которые ворковали, стучали коготками, ходили, хлопали крыльями. Клеток было много, весь второй этаж был в клетках, на полу лежали опилки, и пахло там так... ну не знаю... как голуби пахнут. Сейчас, у взрослых людей, этот запах, наверное, ассоциируется с запустением, с пылью, копотью - что обычно встречается на грязных чердаках. А тогда я даже не знал, с чем сравнить этот запах - он для меня был совсем новым, как другая планета. Голубиная такая планета. Дядя Ваня отворил дверцу одной из клеток, как-то быстро и ловко туда запустил руку - и мгновенно вытащил голубя, тот даже возмутиться не успел. На, держи, - сказал мне дядя Ваня, протягивая голубя, который весь помещался внутри его ладони. И я потянул было руки к голубю, но тут же получил по ним. - Не так! - строго сказал дядя Ваня. - Двумя руками, лодочкой бери! Я сложил руки как надо, и дядя Ваня всунул в них голубя, а потом аккуратно прикрыл его моими большими пальцами. - Не сжимай, но держи крепко, - сказал он и отступил. И я весь застыл, превратившись в руки, которые держали голубя. Голубь активно вертел головой и разглядывал меня то одним глазом, то другим. Он ничего не весил, вообще. Но при этом был какой-то сверхживой - горячий такой плотный сгусток, в котором что-то быстро и сильно колотилось. Дядя Ваня тем временем открыл какую-то дверку сбоку в стене. - Пошли, - сказал он. - Запустишь. Я выдохнул и вышел вслед за дядей Ваней на крышу голубятни. То есть это ещё была не самая крыша, там сверху стояла третьим этажом пристройка - большая клетка, а мы оказались рядом с ней. В углу стояла та самая огромная палка с тряпкой, я увидел её вблизи. - Давай, кидай, - сказал дядя Ваня. - Как кидай? - удивился я. - Вверх, куда же ещё. - А он не упадёт? Голубь заволновался и заелозил в моих потных ладошках. - Ну! - строго сказал дядя Ваня. Я присел и резко выбросил голубя вверх, двумя руками, как можно выше, чтоб он не упал. Ну хотя бы чтоб не сразу упал. А он так сразу весь развернулся в воздухе, заколотил крыльями, став в два раза больше того, что был у меня в руках, и... не упал. А пошёл вверх по спирали вокруг нас, плавно увеличивая радиус. - И-иэх! - обрадовался дядя Ваня и стукнул длинной той палкой прямо по большой клетке. И оттуда с мягким таким грохотом вырвались вверх голуби - и тоже пошли по кругу. Дядя Ваня сунул два пальца в рот - они у него были с какими-то синими разводами на фалангах - и оглушительно свистнул. Голуби наддали. А тот, которого бросил я, всё никак не мог их нагнать; или наоборот - слишком вперёди всех летел, я его хорошо видел. Я стоял бы там до сих пор, наверное, и вертел головой, если бы дядя Ваня не повернул меня в сторону дверки. - Давай-кась домой. В следующий раз приходи. Когда я спустился на землю, все голуби давно перемешались, и узнать, какого из них я сам запустил в небо, уже было невозможно. Дядя Ваня увлечённо мотал тряпкой на палке, голуби старательно наверчивали свои круги, за оградой детского сада стоял какой-то карапуз и пускал слюни из открытого рта.
Ну и вот это ощущение живого голубя в руках - оно один раз и на всю жизнь, да.
main

Золотая птица

 
Над облаками в холодной мгле
Летит, невидима и легка,
Летит, забыв о родной земле,
Птица издалека.
Вздыхает где-то внизу волна,
Волне под ветром вздыхать не лень.
По небу птица летит одна —
Ищет вчерашний день.

Возможно ль как-нибудь ей помочь —
Никто не ведает, путь далёк.
Летит без устали птица в ночь,
В груди несёт огонёк.
На миг раскроется небосклон —
Металлом тусклым перо блеснёт,
И вновь, невидим и невесом,
Длится её полёт.

— Никто на свете тебя не ждёт,
Никто не теплит огонь свечи.
Ты не нарушишь могучий ход
Времён и волн в ночи.
Зачем ты ищешь вчерашний день,
Вчерашний день отгорел дотла,
Зачем волнуешь пустую тень
Мерным взмахом крыла?

— Кому-то будущий день встречать,
Искать кому-то закатный след,
Чтоб мог и в прошлое улетать
Любви и надежды свет.
Не сбиться б только над пустотой,
Догнать закат на краю земли —
И вспыхнуть искоркой золотой
В необозримой дали.


20.06.08, Воробьёвы горы
main

8 мая, с днём рождения!

8 мая - какой-то особенный день, количество дней рождений в нём просто зашкаливает. Я сейчас возьму и устрою единое представление всех именинников тут на одной сцене.

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )
main

Не бойся!

Жил-был такой раби Нахман в Брацлаве. Как-то раз приехал к нему богатый купец и стал просить у него, чтобы раби сотворил чудо - чтобы все конкуренты того купца разорились. Послал его раби Нахман к бесу и вышел на крылечко. Вокруг деревья шумят, птицы поют, облака плывут в вышине. Почесал раби Нахман бороду и произнёс:

Весь мир целиком -
Очень узкий мост.
И самое главное -
Ваще не бояться!

И ушёл обратно в дом дописывать какой-то мудрый трактат. А его верные хасиды проводили купца до калитки и на дорожку ещё пинка выдали.

"Не бойся" (mp3, 2.3M) - там участвуют ещё gorodilo и Настя Биткина, давно писали, года четыре назад.

Collapse )