Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

main

Реставрация памяти

Надо же, а ЖЖ-то - работает! В том смысле, что приносит реальную пользу.
Вот пару месяцев назад я написал, что есть, мол, у меня немного свободного времени - могу заняться оцифровкой и восстановлением семейных фотоархивов. И тут же пришли люди и принесли кучу вкусных старинных альбомов.
Мне это дело нравится. Я его делаю долго и качественно. А от восстановленного фотоархива совсем близко до следующего шага - "Книги Семьи".

Collapse )

В этом сезоне сделано несколько книг семейных воспоминаний.
Среди них - "Камазовские рассказы", история основания знаменитого завода и первых лет его работы.
И "Неровный путь" Ираиды Шварцман - жены художника Михаила Шварцмана, основателя школы иератики.



Collapse )



Collapse )
main

Школа №1 - семья

Середина 70-х. Отец приносит свежий номер журнала "Наука и жизнь". Я уже наготове, бегу к нему с ножницами.
Но получаю журнал только через несколько дней, когда его прочтут. И становится мне счастье. Там, в этом журнале есть цветные вкладки. А в них - диво дивное: комиксы для детей!
Я вырезал их и складывал в специальную папку. Сначала разглядывал, потом учился по ним читать. Отец ради такого дела даже раздобывал для меня старые номера "Науки и жизни".
Я читал их бессчётное количество раз - и сейчас, когда случайно нашёл их в сети, осознал, что некоторые фразы и обороты оттуда вбиты в меня почти на подсознательном уровне. Я иногда их произношу про себя до сих пор.

Пиф и Геркул, Пласид и Мюзо, профессор Назер, детектив Людовик - такая сладкая музыка детства.

Collapse )

Отсюда - http://nazer-comics.narod.ru/html/pif___ko.html
main

Реповыебудни

"Штирлиц" тем временем живёт своей тайной и параллельной жизнью. Где-то про него пишут - хвалят, ругают, постоянно кому-то из уже посмотревших приходят в голову некие новые смыслы и подтексты, которыми надо поделиться. И это правильно, про "Штирлица" надо писать, он от этого питается.

Вот, например, почему-то никто до сих пор не обратил должного внимания на часы пастора. Все, наверное, думают, что это просто реквизит, которым не жалко кидаться. Ну да, часы с виду так себе, там даже стёклышка нет.
А ведь часы эти достались пастору от его предков, голландских часовщиков 17 века. Они передавались в роду из поколения в поколения, и только самый старший в семье знал их секрет. Впрочем, Штирлиц тоже знал, в военное время друзья становятся ближе, чем в мирное, а у пастора никого из семьи уже не осталось.
Пастор в своей пламенной "пост-швейцарской" речи на самом деле предлагает Штирлицу два варианта действий. С одной стороны - давай, мол, Штирлиц, пошли со мной, займёмся "настоящим делом" - восстановлением совести людей. А с другой стороны - просекая по ходу дела, что у Штирлица всё равно будет свой собственный путь - пастор отдаёт ему свои семейные часы-артефакт. И тут ещё большой вопрос - кто кого спасает.
Но это, разумеется, секрет. И вы этого не видели.

Готовится выездная версия "Штирлица". Заготовлены и собраны специальные щиты задника - это такой конструктор из лёгких стальных труб, зажимов и муфт. Нашли даже место для обкатки - театральный зал где-то на Первомайской. Самое главное теперь - научиться ориентироваться не по границам помещения, а только по собственным декорациям.

Несколько ломографий с сегодняшней репетиции. Вообще, это бы надо выкладывать на сайте мюзикла, в разделе "Всякая Дурь", но у нас такого раздела нет. Да и сайта тоже нет.

Collapse )
main

Книга Семьи

Сделал и воплотил книжный проект, который вынашивал лет пятнадцать, наверное. Это "Книга Семьи".
У нас в роду хранятся три основные рукописи воспоминаний о нашем прошлом. Мамы, с одной стороны, бабушки - с другой, и ещё от дальних родственников, чей отец был братом моей прабабки. Я собрал все материалы к этим рукописям, которые были доступны (из фотоальбомов, архивов и Сети), отдельно нарисовал все генеалогические древа и объединил в одну книгу.
И вот эти три рукописи:
Ирина Исаевна Белая
Дина Анатольевна Заславская
Семья Крачок (эта ветвь считается древнее, чем Белые - потому что предки известны с 1830-х годов)



На обложке - "облако тегов" из имён людей, описанных в книге. О некоторых изложено подробно, а о некоторых - не очень. Технология идеально подходит.

Collapse )

Оборот обложки и Collapse )

Кроме бюджетного варианта в мягкой обложке на КБС я попробовал ещё заказать ручной переплёт. Всё-таки такое издание должно выдержать много лет. Так оно получается чуть попрочнее, и книга открывается на 180°.

Collapse )

В процессе работы нашлось масса всего интересного по истории местечек, связанных с нашим родом. Например, доподлинно выяснилось, что писатель Илья Эренбург неверно называет дату расстрела в Шаповаловке, ошибаясь на полгода. Но это тема отдельная.
Начал рассылать книгу почтой родственникам, коих немало, а контактов почти нету.

Весь проект параллельно выложен в сеть - http://www.beliy.ru/gen/


Я думаю, что такая книга должна быть в каждой семье. Как гарантия того, что в будущем сохранится знание о своих корнях. Рано или поздно надо собирать все материалы по собственной истории, осмысливать их и придавать им определённую форму - а) удобную для восприятия; б) защищённую от воздействия времени.
Это, конешно, процесс сложный и дорогой. Но для семьи, рода - это веха, знаковое событие. Как дом на века для будущих поколений или как вешка на туманной дороге через горы и болота. История семьи не должна быть забыта.

DW
main

Хозяйке на заметку

Очевидный график:



Важный момент: наше движение по горизонтальной оси контролируем мы сами, а движение по вертикальной - окружающие.
На абсциссе - дела: семья, близкие, работа, проекты, планы, хобби. На ординате - способность отвечать за обещания.
Мне нужно научиться определять приближение точки Х загодя, потому что на графике действует гравитация.

DW
main

Судьба Языка

Дорогие френды, живущие вдали от России! Особенно те, у кого есть дети мелкого возраста. У меня к вам есть несколько непраздных вопросов, и я буду весьма благодарен, если у вас найдётся пара минут что-то по ним сказать.

Дело вот какое. Я в своё время постранствовал по планете, видел разных людей (как бы "наших в диаспоре") и гостил в разных русскоязычных семьях. Помимо разных деталей местной жизни меня страшно интересовало, как поживает русский язык в той или иной стране. Если конкретно - как с ним соотносятся дети-билингвы.
В итоге я составил для себя следующую картину.
Есть три основные характерные ситуации. Две крайние, немногочисленные, и одна достаточно популярная, широкая по вариативности. То есть распределение по кривой Гаусса.

(Дисклеймер: только давайте заранее условимся - я пишу не про вас конкретно. Картина моя чисто умозрительная, и я могу быть 32 раза неправ.)

Collapse )

В общем, во всех вариантах, на самом деле, нет ничего ужасного. Разные люди - разная судьба. Но если крайние случаи - неизменяемые, в среднем можно что-то изменить. Я бы хотел этого.
По роду своей деятельности я уверен, что главный якорь, держащий человека в определённом языково-культурном поле - это книга. А иногда это не якорь, а совершенно конкретный инструмент, типа багра. И у меня есть некоторые идеи по поводу его хитрой заточки.

И вот поэтому (спасибо, что дочитали до этого места!) у меня к вам просьба: расскажите, как у вас там обстоит дело с русским языком в семье?

1. Говорят ли ваши дети на русском языке? Или только могут понимать, что им говорят?
2. Читают ли детские книги на русском? Те, например, на которых и вы сами выросли.
3. Какие это книги? Хотя бы несколько самых популярных названий. Охотно ли читают?
4. В какой стране вы живёте?

Я думаю, всем будет интересно.
main

Мика

- Мика, стой! Мика, куда ты?
Мика не слышит. Он бежит, только ветер свистит в ушах, только воздух входит и выходит с каждым вдохом, и кажется будто не быстрые ноги несут Мику, а сам этот воздух наполняет его и гонит, словно пушинку.
Мика умеет бегать быстрее всех. Он выяснил это постепенно, подначивая и соревнуясь с братьями, всеми вместе и по отдельности. Никто не может обогнать его, что толку гоняться за этим метеором. Но Мика не расстраивается, ему интересно бежать и одному.
- Мика, подожди!
Однажды он даже попробовал бежать с закрытыми глазами. Получилось смешно - он с размаху влетел во что-то мягкое, а когда открыл глаза, оказалось,что это был папа. Тот охнул и хотел что-то сказать, но Мика уже был далеко. Папу было бесполезно подначивать с самого начала, он слишком степенный и важный, чтоб бегать взапуски, зато он добрый.
Мика пробегает мимо Нансена. Тот, когда дома, обычно сидит над своими картами и что-то рисует, ни на что не обращает внимания. Можно показать на бегу Нансену язык. "Лети, лети, Хаккинен несчастный..." - беззлобно ворчит тот. Сам он несчастный, а Мика счастливый.

Но дома можно бегать, как угодно, а снаружи всё совсем по-другому. С закрытыми глазами, например, там точно не побегаешь - не ровён час, споткнёшься или стукнешься во что-то твёрдое. К тому же там иногда ходит Чудище. Что это за Чудище - никто толком не знал. Старшие были уверены, что его выдумали родители, чтоб хоть как-то воспитывать детей, а младшие, хоть и принимали на веру мамины страшилки, особого значения им не придавали. Да и кто его видел, это Чудище? Впрочем, надо сказать, иногда что-то ходило в сиесту вдали от дома и страшно выло, но быстро замолкало. Нансен однажды пытался его разыскать по следам, пропадал невесть где долгое время, потом вернулся, усталый и злой, и на все расспросы презрительно отмахивался.

Лучше всего бегать на лужайке, что возле дома. От камня до камня, от дерева до дома и обратно. Мика спорит сам с собой: сможет ли он промчаться сквозь всех братьев, не задев ни одного - все они заняты своими делами, кто читает, кто рисует, кто помогает по хозяйству...
- Беги!
Ага, Мика бежит, наращивает скорость. Ветер шумит в ушах, дыхание стучит в груди, раз-два-три-четыре, нет-быстрее-в-целом-мире...
- Мика!
Что-то не так. Воздух становится слишком густой, его приходится прорывать собой, как вату. Мика трясёт головой и останавливается.
- Мика!
Голоса от дома едва слышны. Неужели он так далеко забежал? Нет, вон он дом, совсем близко, но на лужайке никого нет - все братья столпились в дверях и с ужасом смотрят на Мику. Что он такого сделал? В воздухе стоит ровный надсадный гул, залепляющий уши, замедляющий движение.
Мика оборачивается и видит Чудище.
"Мама и папа не врали", - единственное, что успевает подумать он, завороженно рассматривая серую безволосую шкуру Чудища. Оно движется прямо на него, довольно быстро, нервными скачущими прыжками. Огромный серый хвост его яростно извивается. "Мика, беги!" - эхом отдаётся в ушах, но Мика не может сделать ни шагу. Он просто стоит на прямой линии между Чудищем и домом, не в силах пошевелиться, словно у него отнялись со страху ноги. Чудище беснуется вот уже прямо над ним, вой его растворяет все звуки, все цвета и формы, самого Мику - которому в последний момент кажется, будто где-то сзади Чудища он видит мать со спокойной улыбкой на устах, и от этого у Мики хватает сил закрыть глаза.

Он не совсем понял, сколько прошло времени, и куда пропало Чудище. Его тормошили, хлопали по спине и тянули за руки домой. "Уже всё кончилось?" - спросил Мика, моргая. "Ещё бы!" - вокруг смеялись и радостно кричали: "Оно ушло, ушло! Выходите!" К Мике подошёл Нансен и положил ему на плечо руку. "Ты знаешь, - начал он сдержанно. - Я, конечно, не очень уверен, но, по-моему, ты его не пустил к нашему дому."
Мика остановился. Выходит, это он, такой маленький, спас всю семью - и даже сам старший Нансен, который вечно ворчит на него и ни в грош не ставит, говорит ему слова благодарности. Мика счастливо огляделся и только набрал воздуха сказать, что он тоже всех любит и готов прогнать от дома хоть десяток таких Чудищ, но вместо этого...
- Мика, да куда же ты?!...




Нансен - - Мика - - Дина - - Мунька - - Мелания - - Зорро
main

Сестра замуж вышла

Это я про свою двоюродную сестру, которая в Канаде живёт. Мы с ней изредка переписываемся, хотя последний раз я её видел вживую году так в 89.
А вот росли мы с ней вместе - приезжая каждое лето в славный город Кишинёв к нашей общей бабушке. Я - из Москвы, она - из Свердловска. Мне было шесть, ей - то ли два, то ли три. Какие-то нежновозрастные лета мы дружили. Потом страшно ругались несколько лет подряд - я её помню в виде мелкого вечноноющего приставучего существа, которое надо было отпихнуть подальше (можно ногами для верности). Дрались пластмассовыми кеглями. Потом снова дружили. Насколько я её помню в самом конце восьмидесятых - это был натуральный "гадкий утёнок", угрюмый подросток, ссорящийся с кем ни попадя. Ну кроме меня, может, - потому что мы своё уже в детстве отссорили.
И вот таким вот мрачным полуфабрикатом моя сестра отбыла в эту Канаду, и с тех пор я её не видал.

А недавно, оказалось, она там замуж вышла - и фотографий прислала полюбоваться. И сказать, что у меня челюсть просто отпала от них, - это как наехать на самого Разработчика Шарниров Черепа, который предусмотрел в своей конструкции снос этой детали ниже уровня мирового океана.
Потому что между этой ослепительной женщиной и той замухрышкой, которую можно было для компании взять с собой полазить по брошенной стройке - нет ничего общего. И сил моих нет, какой Collapse )

На последнем кадре она со своим Джерри у Ниагарского водопада. И не Белая она теперь, а вовсе даже Дина Гёртнер. Пойду водочки выпью.
main

Bujhm. Галерея

киноцитата
Немного побрился. Стал, по определению семьи, "похож на огурец". Сегодня имел проблемы на входе в контору - охрана не узнавала. Теперь главное, чтоб опознала бухгалтерия.

Ностальгическая портретная галерея лжеюзера bujhm из скопившегося за последние полгода. Буду изредка посматривать на этот прошлый Collapse )